Новости

Американские ракеты будут нести России угрозу из Японии

Случилось то, что ожидалось уже давно – Япония закупает крылатые ракеты «Томагавк» для своего флота. Соответствующее уведомление направленно Конгрессу США со стороны агентства Минобороны США по военному сотрудничеству (Defense Security Cooperation Agency – DSCA).

Япония заплатит 2,35 млрд долларов США и в 2026-2027 годах получит 400 крылатых ракет и 14 корабельных систем управления TTWCS (Tomahawk Weapons Control System – система управления оружием «Томагавк»). Ракеты будут двух модификаций – Block IV и Block V, по 200 единиц каждая.

Особенности ракет таковы: Block IV имеет, помимо увеличенной дальности полета, возможность перенацеливания прямо в полете. Также ракета способна барражировать в назначенном районе, ожидая команды на удар. Она сообщает по системе спутниковой связи о полученных боевых повреждениях, что важно для оценки эффективности ее удара. Block V в дополнение к указанному имеет более качественную систему передачи данных, более высокую помехозащищенность спутниковой навигационной системы и ряд других улучшений.

Объявленные параметры сделки сразу же раскрывают ответ на важный вопрос – какие именно корабли ВМС Сил Самообороны Японии будут иметь возможность наносить ракетные удары по берегу. Эти ракеты запускаются из универсальных установок вертикального пуска Mk.41, которые также используются для запуска зенитных и противолодочных ракет.

Все японские ракетные эсминцы относительно новых типов имеют такие ячейки. Таким образом, японцы смогут позволить себе вооружить для массированных ударных задач все 14 самых мощных своих кораблей. Общее количество ракетных ячеек на этих кораблях составляет 936. В стандартном варианте примерно 60% загрузки установок Mk.41 – это зенитные ракеты, несколько противолодочных, остальные три-четыре десятка ракет – крылатые. Япония, таким образом, выходит на третье место в мире по возможности нанесения удара крылатыми ракетами с моря (после США и Китая).

Два больших ракетных корабля, которые Япония планирует построить в этой десятилетке (программа Aegis system equipped vessels, ASEV – корабли, оснащенные системой AEGIS), точно не попадают в это число, потому что их сдача ожидается позже, в 2028 и 2029 годах. Учитывая риски задержек в финансировании и постройке, невозможно точно спрогнозировать дату монтажа на них систем управления комплексом ракетного оружия «Томагавк». Кроме того, облик этих кораблей еще до конца не определен. Скорее всего, или эти корабли вообще останутся, как и замышлялось, чисто противоракетными платформами, или же под эти две единицы произойдет дополнительная закупка крылатых ракет у США.

Для понимания того, что такое 14 больших кораблей, способных действовать в мировом океане, и 380–400 (с поправкой на расход ракет для учебных стрельб) крылатых ракет, приведем такой пример. Весь суммарный ракетный залп крылатых ракет семейства «Калибр» надводного флота ВМФ России в пределе составляет 192 ракеты (посчитано по ракетным ячейкам). В ближайшее время это количество вырастет на 16 ячеек (два малых ракетных корабля, один проекта 22800 и один 21631).

На Тихоокеанском же театре военных действий у нас на надводных кораблях можно развернуть 24 такие ракеты. Имеется перспектива удвоения к 2025 году за счет четырех малых ракетных кораблей проекта 22800, строящихся на Амурском судостроительном заводе (по восемь ракет на каждом). Если к этому году успеют восстановить корвет «Проворный» и перевести его на Тихий океан, то ракет в залпе надводных сил Тихоокеанского флота будет уже 54.

Конечно, эти сравнения не совсем отражают реальные оперативно-тактические возможности флотов, да и возможности стран по нанесению ракетных ударов в целом. У России есть дальняя авиация, которая может атаковать любую точку в Северном полушарии, а какие-то противники могут быть атакованы ракетными комплексами «Искандер» с суши. Тем не менее как иллюстрация масштабов реального перевооружения Японии такое сравнение в принципе подходит.

Естественно, утверждать, что все 14 японских эсминцев типов «Мая», «Атаго», «Конго», «Асахи» и «Акидзуки» будут загружены ракетами в ударном варианте (до 40% ячеек в пусковых установках на борту) и выпустят все свои ракеты в короткое время – неправильно. Но факт в том, что в 2027 году у Японии появится техническая возможность сокрушительного ракетного удара на дальность более чем 1500 километров по прямой.

Опять же для понимания. До авиабазы нашей Дальней авиации «Украинка» в Амурской области японцы легко добьют и из восточной части Охотского моря, и из середины Японского моря, и из пролива Цугару (Сангарского), и от восточного берега Хоккайдо. А ведь на этой базе у нас находятся десятки бомбардировщиков Ту-95.

Японцам хватит ракет на одновременный удар не только по «Украинке», но и по всем базам тактической авиации ВКС РФ и морской авиации ВМФ в Приморье и на Камчатке. Или же вместо этого для нанесения критического ущерба энергетике, например, в Приморье.

Кроме того, японцы ведут работы по оснащению своих тактических самолетов управляемыми ракетами «воздух – земля» с большой дальностью пуска. К сотням «Томагавков» с кораблей могут добавиться сотни ракет, пущенных с боевых самолетов, просто меньшей дальности.

Все это, конечно же, не значит, что японцы будут делать такие вещи по отношению к нам. В конце концов, Россия имеет ядерное оружие. Есть такой порог нанесенного ущерба, после которого оно будет применено при любых внешнеполитических обстоятельствах, и эту угрозу никто из наших противников не может игнорировать. 

Но и японские возможности после 2027 года не получится игнорировать тоже. Ракеты они гарантированно купят. Сделке по их продаже осталось получить одобрение только в Конгрессе США, и нет сомнений, что это одобрение будет получено.

Фактор японских крылатых ракет надолго изменит баланс сил в регионе, и военное планирование нашей страной должно вестись с учетом этого фактора. В конце концов, именно с Японией у нашей страны было больше всего войн в ХХ веке, и именно у Японии к нам территориальные претензии. Поэтому стоит воспринимать японские приготовления максимально серьезно.

Александр Тимохин