Новости

Америку может спасти только большой ближневосточный беспорядок

Многие эксперты писали о том, что Вашингтон, полностью поддержав Израиль в его жестоких методах по уничтожению cектора Газа и его жителей, сделал стратегическую ошибку. Сделал себя соучастником этнической чистки, серьезно обострил отношение со всеми ближневосточными странами и оказался в самой настоящей дипломатической изоляции.

Однако на деле все гораздо хуже. Речь не об изоляции. Речь о том, что США находятся на грани потери контроля над всем ближневосточным регионом.

 

Ослабли и идеологизировались

Дело тут не только в Газе – она стала лишь своего рода триггером. Еще до операции «Железные мечи» Соединенные Штаты потеряли или как минимум нивелировали базовые факторы, за счет которых они поддерживали свое доминирование в регионе.

Например, военно-политический фактор. Американцы многие годы позиционировали себя как инструмент поддержания стабильности и безопасности в странах Персидского залива. Как игрок, который может защитить ближневосточных монархов (и их нефтяные запасы) от новых Саддамов. Однако со времен войны в Югославии Америка, по сути, проиграла все войны, которые вела. В том числе в Ираке и Сирии (где американские контингенты находятся на грани вывода). Не потому, что у нее мало самолетов или ракет, а потому, что не хватает политической воли и стратегического мышления для достижения победы.

И тут возникает второй фактор, которого Штаты лишились – адекватное руководство. Американская политическая элита расколота, в стране набирают силу изоляционисты, у власти в Белом доме находятся глобалисты-интервенционисты – и все это в совокупности делает Штаты ненадежным, непредсказуемым партнером.

Третьим фактором является идеология, которая пришла на место прагматизма. Если раньше американский ультралиберализм рассматривался как некая блажь или, в крайнем случае, внешнеполитический инструмент для оказания давления на врагов, то нынешние власти США пытаются по его лекалам перестроить весь мир. И принуждают своих партнеров жить в соответствии с этими ценностями. Более того, США используют свои инструменты глобального управления (тот же доллар) для решения идеологических споров с другими великими державами, подрывая тем самым основы американоцентричной глобальной финансовой системы.

И, наконец, четвертым фактором стал принципиальный отказ Вашингтона рассматривать партнеров как равноправных с ним игроков. Да, раньше – в 90-е и даже в нулевые годы – это не имело особого значения. Однако за последние десять-пятнадцать лет в странах Залива, да и на Ближнем Востоке в целом, произошел колоссальный рост самосознания. Деньги, новые возможности, наступление многополярного мира – все это привело к суверенизации местных лидеров, к запросу на внешнее уважение. И если Китай и Россия уважение демонстрируют, то Штаты не могут. Не только потому, что не хотят, но и потому, что не умеют – на протяжении почти всей своей истории США никого не рассматривали в статусе равноправного партнера. Они не жили в условиях «концерта держав» и фактически перепрыгнули от изоляции к статусу глобальной сверхдержавы.

И с этой точки зрения их полная поддержка израильских действий в Газе стала лишь поводом для арабских стран изолировать Америку, отказать ей в поддержке (например, по российскому вопросу), унижать американских дипломатов и в целом активнее заниматься диверсификацией внешних связей.

 

По-хорошему не будет

Вопрос в том, что в этой ситуации могут сделать США.

О каком-то комплексном пересмотре отношений через призму уважения местных суверенитетов и прагматизации речи быть не может. Этот пересмотр возможен лишь в том случае, если Вашингтон примет идею многополярного мира и начнет подстраиваться под нее – а пока, судя по выступлениям президента Байдена и его советника по нацбезопасности Салливана, американцы хотят лишь возродить однополярный миропорядок.

Силой принудить ближневосточные режимы к подчинению тоже не получится. В отличие от европейских стран (в массе своей подчиняющихся вашингтонскому диктату), ближневосточные государства обладают хоть каким-то суверенитетом. Более того, у них есть геополитический выбор – они не ведут войну против России и Китая, а значит, перегибы с американским давлением приведут к тому, что эти страны уйдут в объятья Москвы или Пекина. Собственно, уже потихоньку уходят – например, в тот же БРИКС.

Убедить тоже не получится – США слишком ненадежны и непредсказуемы. Никто не дает никаких гарантий, что обещания Байдена: а) выполнит сам Байден; б) будет выполнять Трамп в случае прихода к власти в Белом доме в 2025 году.

Вот и получается, что у США остается лишь один способ вернуться на Ближний Восток – резкая дестабилизация всей ситуации в регионе. Вплоть до большой войны – но без прямого американского участия.

Эта дестабилизация поможет Вашингтону сохранить свое военное присутствие в Ираке и даже, возможно, в Сирии. Позволит разобраться с иранскими прокси в том же Ираке, которые обстреливают американские военные базы. Вынудит арабские страны вновь обратиться к Вашингтону за военно-политическим зонтиком – который сейчас ни Китай (учитывая недостаток у КНР средств проекции силы, политической воли, а также желания вообще проводить силовые операции за пределами своего региона), ни занятая в рамках СВО Россия не смогут обеспечить. А в ответ вынуждены будут предложить Америке свою лояльность.

Именно поэтому Вашингтон заинтересован в том, чтобы, например, процесс нормализации ирано-саудовских отношений был сорван. И вот мы видим, как США пытаются подтянуть страны Персидского залива к нападению на иранских прокси в регионе (тех же хуситов). И как в Иране происходит серия терактов, которая должна радикализировать иранское руководство. Направить его гнев против соседей – или, например, нарастить ядерную мускулатуру. А появление у Ирана ядерного оружия резко ухудшит его отношения не только с Саудовской Аравией, но и с Турцией.

И вопрос теперь в том, кто может помешать американцам в их деле по дестабилизации Ближнего Востока. Арабы, иранцы, китайцы, русские?

Ответ простой – все вместе. Все, кроме израильтян. Ведь для Тель-Авива стабилизация региона, вытеснение оттуда американцев и нормализация ирано-саудовских отношений будет означать концентрацию всех ближневосточных стран на противостоянии Израилю. Именно поэтому Биньямин Нетаньяху готов поддержать любые жестокие методы США по созданию на Ближнем Востоке большого беспорядка. 

Геворг Мирзаян