Новости

Глупые ошибки или погоня за пиаром? Мысли о трагедии в Трудовском

Наверное, я долго молчал о случившемся в районе Трудовского... Если честно, ждал, пока мысли станут цензурными и политкорректными. В который уже раз мы попадаем в одну и ту же «воронку». В который уже раз бойцы и командиры гибнут из-за глупости командиров и собственной, к сожалению, тоже.

Тридцать километров от нуля – это глубокий тыл? Только наши дроны видят на полсотни? У противника таких нет? И телефоны за тридцать уже не засечь? Позвони домой, порадуй мать-старушку и жену-веселушку? Для многих этот звонок, возможно, стал последним. Сколько прописных истин войны можно нарушать просто потому, что «да ладно, перестраховщик», вон соседи сделали – и ничего...

Совсем недавно я писал о революции в военном деле. И о главном инициаторе изменений – о разведке. Кто-то сомневается в возможностях современных разведчиков? Кто-то сомневается, что передовая и тыл сканируются в постоянном режиме? Так почему командиры допускают такие промахи? Создаётся такое впечатление, что на передке командуют одни, а в тылу совершенно другие люди.

Ладно, бойцы действительно могут расслабиться после победы и отвода в ближайший тыл. Для тех, кто долго работал в постоянном напряге, для кого обстрелы стали обыденным делом, выход туда, где не свистит, не бахает, не дрожит земля и можно просто присесть на пенёк или ящик из-под патронов, это глубокий тыл. Но командиры должны были знать об опасности прилёта.

Я узнал о случившемся из... украинских источников. Как, наверное, и многие другие. И увидел фото с места событий. Страшные фотографии. Смерть на войне выглядит некрасиво, даже уродливо. Но смерть в тылу, будь то удар по госпиталю или по другому объекту, выглядит вдвойне безобразнее. Смерть людей, многократно прошедших через смерть. Там, в аду переднего края.

Мне несколько неловко писать тем, кто своей жизнью, своей кровью переписывает или дописывает ту самую книжечку, которая называется БУСВ. Там есть всё. Написанное предками, дедами, отцами и теми, кто сейчас творит историю на полях сражений. Как бить врага в обороне, в наступлении. Даже то, сколько родной земли солдат должен переворошить, чтобы победить.

Единственное, чего там нет, это описания действий для защиты от дураков. Увы, «я начальник, ты дурак» продолжает работать. Оно и раньше работало. Ещё в Афганистане. Помню рассказ одного из офицеров-разведчиков о встрече с московским полковником-проверяющим. Как он брызгался слюной, увидев группу, возвращающуюся с задания.

Офицеры без звёздочек на погонах! Трусы, потерявшие честь офицера СА. Это в лицо капитану с двумя Красными Звёздами... И никакие аргументы, вроде того, что духи прекрасно видят отражение света от «зелёных» звёздочек, на полковника не действовали. Увы, такие случаи в Боевом Уставе не описаны. Как и те, другие, которые стоят нашей армии десятков и даже сотен жизней солдат и офицеров.

Довольно странно, когда на войне, где обе стороны знают о действиях противника почти всё в реальном времени, мы продолжаем жить где-то в начале 19 века. Помните знаменитые кадры из «Войны и мира» с приездом Кутузова в войска? Части, встречающие Главнокомандующего. Практически все русские войска в районе ставки в одном месте!

Сегодня Кутузовы поскромнее – пишу, нисколько не умаляя заслуг наших командиров и начальников – и, соответственно, гарнизоны их встречают поменьше. Ну построили три роты прямо перед глазами противника. Командиру будет приятно увидеть радость на лицах солдат от встречи. А там смотришь, и в подразделение подкинут что-нибудь из необходимого, но всегда отсутствующего на складе…

Этот материал напрашивался ещё тогда, когда стали падать СУ-35-е от дружественного огня. Как так получается? Пилот отработал по целям, ушёл из зоны обстрела и получил ракету от своих же ПВО. Я прекрасно знаю, что такое возможно. Один раз! Потом и зенитчиков, и авиаторов берут за фаберже – и всё. На время инцидент исчерпан.

У нас получилось, что либо фаберже крепкие, либо хватка у берущих слабая. Только вроде успокоили с первым сбитым самолётом – получите второй. То же желание показать, какие мы молодцы? Кому показать? Тем, кто рядом, в соседнем окопе? Так там все всё прекрасно понимают и знают, кто есть кто. Гражданским в тылу? Так те, кто интересуется событиями в зоне СВО, имеют сотни, даже тысячи вариантов получения информации непосредственно с мест.

Мне кажется, с началом активных боевых действий у некоторых командиров и начальников началась «эйфория от успехов». Вместо «холодной головы» в ход пошло «горячее сердце». Взять какой-то населённый пункт, какой-то опорник, сбить дрон, самолёт или вертолёт, уничтожить танк и прочее, любой ценой. А потом торжественно об этом рассказать и даже показать на видео.

Показать вышестоящим командирам, показать тележурналистам... Вот потому и строят солдат для встречи. Потому и показывают-рассказывают в прямом эфире о боях. Увидел начальник – получи награду. Не увидел – ну и ладно. На войне каждый день героизм. Напишем представление.

Ну и последнее. Почему всё это продолжается? Почему даже понимая опасность, командиры рискуют личным составом и собой ради пиара? Да просто потому, что, если пройдёт всё так, как задумано, то получит командир и подразделение какие-то «вкусняшки». А если не пройдёт... Ну выговор, ну служебное несоответствие, в крайнем случае…

Сколько уже было таких «косяков» за время проведения СВО? Тех, которые освещены в прессе и тех, о которых известно только узкому кругу людей? И кто наказан? Показательно, с освещением в тех же СМИ? «Низзя» дискредитировать армию? Никто с этим не спорит. Но и замалчивать такие вещи нельзя. Ещё неизвестно, что больше дискредитирует армию, открытая реакция на оплошности или преступления либо их замалчивание.

Я думаю, что молчание МО о случившемся играет на стороне врага. Слухи, кривотолки, явные фейки, порождаемые отсутствием официальной информации, гораздо больше вредят имиджу армии. Нам есть чем гордиться. Россия, слава Богу, помнит подвиги своих героев.

Для любого россиянина гибель солдата или офицера в зоне СВО – это личная потеря. А гибель бестолковая, гибель из-за халатности командиров и начальников – потеря вдвойне…

От своего имени, от имени сотрудников и читателей ВО хочу выразить соболезнование семьям погибших. Держитесь. Они погибли на войне. Они погибли, защищая нас. А смерть у солдата бывает разная. Смерть вашего солдата, нашего солдата, всегда героическая... Я так думаю...

Александр Ставер