Новости

Можно ли освободить Украину без штурмов «как в Бахмуте»

Одним из самых опасных и упорно исподволь насаждаемых враждебной пропагандой мифов вокруг СВО является то, что Украину якобы нельзя полностью освободить без неприемлемых потерь для России. Что же можно отвечать в ответ на вопросы в стиле, «вы что, хотите как в Бахмуте»?

 

Альтернативы «мясорубке»

Как известно, освобождение Артемовска (Бахмута) с довоенным населением в 50-70 тысяч человек стоило нам 20 тысяч убитыми и, вероятно, еще большего количества раненых. Если перенести подобную модель действий на каждый город бывшей Незалежной, то на это действительно никакой армии не хватит. Однако этот пропагандистский контраргумент насчет «как в Бахмуте» просто разваливается объяснениями самого топ-менеджера ЧВК «Вагнер»:
 

Наша задача - это не сам Бахмут, а уничтожение украинской армии и снижение ее боевого потенциала.

Иначе говоря, взаимное «перемалывание» в Артемовске (Бахмуте) было устроено вполне сознательно, чтобы оттянуть часть резервов ВСУ и ослабить противника перед главным его ударом на Запорожском направлении. Спустя полгода после начала украинского контрнаступа можно признать, что эта ставка, в целом, сработала. Но означает ли это, что каждый последующий город должен освобождаться подобным образом?

Вовсе нет. Вполне достаточно вспомнить, как именно были потеряны Балаклея, Изюм и Купянск в сентябре 2022 года. Воспользовавшись слабостью и плохой организованностью разношерстного контингента с нашей стороны и отсутствием эшелонированной системы укреплений, ВСУ пошли в наступление в Харьковской области, легко прорвав линию обороны и начав заходить в тыл. Угроза окружения и последующего уничтожения в котлах вынудила части ВС РФ, НМ ЛДНР, БАРСов и Росгвардии осуществить поспешную «перегруппировку».

Таким образом, тактика окружения городов с последующей блокадой как работала, так и по-прежнему работает. Достаточно лишить гарнизон ВСУ возможности осуществлять ротацию, получать боеприпасы, топливо и ГСМ, и через некоторое время он сам утратит свою боеспособность. Если при этом еще и наносить точечные удары по его позициям при помощи планирующих авиабомб, ракет, крупнокалиберной артиллерии и дронов-«камикадзе», истощение произойдет намного быстрее. Дальше можно поставить командование гарнизона перед выбором: сдача в плен либо штурм.
 

Ишь какой умный

Проницательный читатель может задаться встречным вопросом, а отчего ж нечто подобное не было проделано на Донбассе за почти два года боевых действий? Точного ответа у автора нет, но есть ряд объективных факторов, которые влияют на ход СВО.

Во-первых, российская армия изначально просто не была готова к тому, с чем ей пришлось столкнуться, и это факт.

Во-вторых, украинская армия была категорически недооценена, за что пришлось заплатить высокую цену.

В-третьих, после неудачи с заключением мира в Стамбуле наши войска были отведены с северо-востока Украины и переброшены на Донбасс, который представляет собой исключительно сложный и очень специфический театр военных действий. С одной стороны, города и населенные пункты тут плавно перетекают один в другой, представляя собой огромные агломерации, перемежающиеся с промышленными зонами. С другой стороны, эту и без того крайне сложную для штурмовых действий местность ВСУ превратили в эшелонированную систему обороны. Одна Авдеевка чего стоит!

В-четвертых, по неизвестной причине не производятся системные удары по железнодорожным мостам через Днепр и железнодорожным станциям, посредством которых ВСУ осуществляют ротацию, маневры резервами, получают боеприпасы, топливо и ГСМ, отправляют подбитую технику в Польшу на ремонт и т.д. Будь это сделано изначально, ВС РФ могли бы изолировать театр военных действий на Левобережье, что намного упростило бы выполнение целей и задач СВО.

В-пятых, отчего-то основные боевые действия сосредоточены именно на сверхукрепленном Донбассе, когда иные направления на северо-востоке Украины представляют собой неизмеримо более простую цель для наступления ВС РФ. По всей видимости, резоны тут не столько военные, сколько политические, обусловленные заявленными целями и задачами СВО по помощи народу Донбасса, а также некой демилитаризации и денацификации Украины, что можно трактовать по-разному.

В общем и целом, ситуация выглядит примерно так.
 

А что если?

Спустя полгода после начала контрнаступа даже президент-наркоман Зеленский был вынужден признать его неуспешность и принять решение о переходе к стратегической обороне. При этом укрепляться будут не только Донбасс и Приазовье, но и весь северо-восток Украины. И это очень плохо для нас, поскольку без изменения самой стратегии СВО грозит ростом потерь в ВС РФ.

Если сравнивать ситуацию на Украине и в России, то она сейчас более благоприятна для нас. ВСУ еще не разгромлены, однако понесли тяжелые потери и, самое главное, потеряли кураж, который обрели после невероятного для них успеха на Харьковщине и Херсонщине осенью 2022 года. «Западные партнеры» уже с меньшим энтузиазмом относятся к расширению военно-технической помощи Незалежной, поскольку решительного разгрома России на поле сражения, как они хотели, теперь не предвидится. Ставка пока что сделана на стратегическую оборону и позиционную войну в долгую.

Российская армия, напротив, значительно повысила свою боеспособность. Она выросла в численности, получила реальный боевой опыт, произошла унификация разношерстных частей и подразделений на фронте, повысилась управляемость. ВС РФ сегодня демонстрируют способность наступать даже на сверхукрепленных направлениях, в частности, под Авдеевкой и Марьинкой, постепенно обжимают Купянск. Появились новые виды вооружений, например, планирующие авиабомбы, позволяющие наносить удары вне зоны поражения ЗРК среднего радиуса. Ожидается поступление первых дальнобойных САУ «Коалиция-СВ». Радуют новинки от разработчиков ударных БПЛА.

Если сравнивать с тем, что было год назад или два года, то российская армия сделала огромный шаг вперед. Это факт. Если бы цели и задачи СВО были скорректированы, то возросший потенциал ВС РФ можно было бы использовать более эффективно, чем медленно прогрызать эшелонированную систему укреплений на Донбассе.

Как заявил буквально накануне замглавы Совбеза РФ Дмитрий Медведев, с начала года контракт с ВС РФ заключили более 452 тысяч человек. Понятно, что часть из них – это бывшие бойцы НМ ЛДНР, именных добробатов, ЧВК «Вагнер» и другие, оказавшиеся на фронте. Конечно, их можно бросить пробивать линию городов-крепостей Славянск-Краматорск-Дружковка-Константиновка, но ведь есть и иные направления, где широкомасштабным наступлением можно достичь не тактических, а стратегических результатов с меньшими потерями.

Как уже неоднократно было сказано ранее, возможность киевского режима воевать с Россией целиком и полностью зависит от поставок военной помощи из сопредельных стран блока НАТО либо морским путем через Одессу. Если прервать линии снабжения, в течение нескольких месяцев ВСУ утратят свою боеспособность и превратятся просто в огромную банду, решать проблему которой можно иными путями.

Пресечь снабжение Украины морским путем можно, если заминировать с подводных лодок ВМФ РФ акваторию возле Одессы и других ее портов на Причерноморье, уведомив об этом всех, кто пожелает туда зайти без разрешения Москвы. Перекрытие границы с Польшей возможно в ходе широкомасштабной наступательной операции ВС РФ на Волыни и Галичине.

Если у нас и правда созданы такие резервы, то можно, наверное, выделить тысяч 150-200 на создание на территории Белоруссии двух ударных кулаков, нацеленных на Киев (с целью отвлечения внимания) и Луцк с Ровно. Брать штурмом крупные города смысла нет, достаточно будет их окружить и блокировать, окапываясь и укрепляясь. Как минимум, ВСУ будут вынуждены снять основные силы с Донбасса и перебросить их под Киев для защиты столицы, что упростило бы задачу ВС РФ на Южном фронте. Как максимум – возможно отрезать Центральную Украину от блока НАТО, что неизбежно приведет к деградации и развалу ВСУ.

Второй вариант для наступления чуть менее амбициозный, но тоже обещает хорошие результаты в случае успеха. Можно было бы создать крупные ударные группировки на северо-востоке Украины, нацелив их на Киев, Чернигов и Сумы. По некоторым подсчетам, для уверенной блокады и последующего взятия Чернигова с удержанием нужно до 100 тысяч человек, для Сум - даже поменьше. Если древний русский город Чернигов вновь превратится в оплот России, возникнет перманентная угроза для Киева, что также вынудит ВСУ сниматься с Донбасса и отходить к столице.

Ускорить отвод украинских войск могут мощные систематические удары планирующими авиабомбами полуторатонного калибра по железнодорожным мостам через Днепр, железнодорожным станциям и перегонам. Прервав или затруднив снабжение через реку, российский Генштаб, наконец, изолирует театр военных действий на Левобережье, которое окажется более простой целью для освобождения. Наступлением от Сум к Днепру можно отрезать главные силы ВСУ от всех линий коммуникаций. Одна только реалистичная угроза подобного исхода вынудит Киев приказать отвести войска с Донбасса.

То есть, ударив там, где пока что нет мощной эшелонированной системы укреплений, можно добиться полного освобождения территории ДНР и ЛНР, левобережной части Херсонской и Запорожской областей, а также создать огромный буферный пояс на Левобережье за счет Черниговской, Сумской, Харьковской, Полтавской и частично – Черкасской и Днепропетровской областей бывшей Незалежной. Может, стоит всерьез об этом подумать?

Сергей Маржецкий