Новости

Н. Пашинян и Э. Макрон, или тандем провокаторов

Участие Армении в ОДКБ «заморожено», заявил в интервью телеканалу France24 премьер-министр Н. Пашинян.
 

«По нашему мнению, договор о коллективной безопасности в отношении Армении не был выполнен, в особенности в 2021-2022 годах, и это не могло остаться незамеченным нами. Мы заморозили наше участие в этом договоре. Посмотрим, что будет дальше.»

О том, «что будет», экспертные мнения расходятся, но вот в чём они сходятся, так это в том, что желает в будущем сам Н. Пашинян. Причём эти желания артикулируются с каждым месяцем всё чётче и чётче.

Он хочет подписать «мирный договор» с Баку, заменив российские военные силы на европейские, и каким-то образом сформулировать такой вариант т. н. «Зангезурского коридора», при котором его контроль и гарантии осуществлялись бы теми же европейскими силами и структурами.

Понимая, что при «пересменке» российских сил на европейские, используя это окно, Баку непременно попробует довести до конца свою стратегию по объединению Нахичевани и «материкового» Азербайджана, Н. Пашинян месяцами лавирует между разными центрами влияния. Главный центр тут для Еревана даже не США, которые сформировали в Армении целую сеть влияния, а ЕС.

Но и в русофобской Европе есть страна, особо заинтересованная в антироссийской именно Армении, причём для Армении любой ценой — Франция. Неслучайно столь прямо озвучил тему «заморозки» Н. Пашинян как раз центральному французскому телеканалу.

Современная Франция — это, конечно, не «великая держава», даже не самостоятельная и с отдельной позицией, как во времена Де Голля, однако влияние колониального наследия остаётся довольно приличным. За его остатки Париж цепляется и будет цепляться, а кое-где и будет за потерянное откровенно мстить.

Франция была главным инициатором операции в Ливии, но пользу извлечь из неё не смогла (вернее, ей просто не дали этого сделать «старший партнёр» и некоторые арабские страны). За последние пять лет она серьёзно уступила в Центральной и Западной Африке, откуда не только получала нужное сырье, но и где формировала банковскую систему. Естественно, по принципу «Африке — вершки, Франции — корешки».

Несомненно, если смотреть французскими глазами, с их стороны было крайне серьёзным упущением оценивать присутствие и деятельность нашего «брендового ЧВК» в Африке как часть крупного, но просто бизнес-проекта. Бизнес-проект разросся, разросшись, неизбежно стал частью государственной стратегии, а та в свою очередь — частью геополитики. Францию из ряда стран Африки попросили на выход. В итоге Париж решил России откровенно и неприкрыто мстить.

Осуществлять подобную стратегию на Украине Франция вынуждена с массой поправок и ограничений от старшего партнёра, а вот в Армении у Парижа свободы рук куда как больше. Здесь она априори стыкуется с задачами США, во многом Великобритании, а если Франция может взять на себя больше нагрузки на этом направлении, то и мешать такой инициативе в Вашингтоне не спешат, даже как-то французов поправлять — пусть работают.

«Сверхзадача» Парижа — вытащить из этого региона Россию. Какую цену заплатит Ереван в итоге — значения не имеет, «разруливать» всё в итоге будет всё равно «западная коалиция» в целом. Любой отрицательный для Армении исход всё равно в Ереване спишут на Москву, любое решение там же представят как коалиционную победу, которая была достигнута почти усилиями героическими, даже если в итоге половина Армении отойдёт в другие юрисдикции.

То, что Франция в своих устремлениях продвинулась, и продвинулась неплохо, подчёркивают другие заявления Н. Пашиняна:
 

«Если Азербайджан считает Армению «западным Азербайджаном», а также в свете недавней атаки это невозможно, на данный момент этот мир немыслим.»

Дескать, Баку
 

«хочет не мирного договора, основанного на взаимном признании территориальной целостности, а планирует захват новых территорий в Армении.»

И вообще, пригрозил Баку «ответными действиями».

Далее досталось уже традиционно от Н. Пашиняна Москве, которая якобы призывала к свержению в Армении власти и вообще задерживает на её территории своих граждан, которые сбежали от мобилизации.

Речь идёт не об обычном релоканте на самокате, а о персонаже, который самовольно оставил службу, скрывался и в Армению попал через содействие «сочувствующих». То есть вообще-то задержали в Гюмри не просто какую-то «соевую снежинку».

Зато в итоге Ереван использует это как повод убрать из аэропорта российских пограничников. Хоть пограничники находятся там по отдельному межправительственному соглашению.

Если брать интервью в целом, то фактически Н. Пашинян заявил, что «мирное соглашение» между Баку и Ереваном неактуально, но ведь оно обсуждалось на двух площадках: в Москве и Брюсселе. Брюссельские варианты не устраивают Баку, московские — Ереван.

Центром проблемы здесь опять выступает Франция, которая сознательно обостряет отношения с Азербайджаном. Ни одно из последних совещаний «Баку-Ереван», проходивших в ЕС, не окончилось результатом, зато всякий раз И. Алиев ужесточал риторику по отношению к Еревану и Парижу. И ведь, что характерно — для Баку и силовой вариант не является чем-то критически сложным, а вот для Еревана он просто убийственен.

Демонстративная позиция Н. Пашиняна и ряда членов его кабинета по отношению к Москве, сознательное обострение Парижем противоречий, выпады против Баку и затягивание нерешённых вопросов вынудили уже Тегеран публично ещё раз обозначить свои интересы и своё видение проблемы.

В Армении и Азербайджане долго обсуждали интервью посла Ирана М. Собхани, которое он дал в ноябре прошлого года.
 

«Мы считаем, что права народа Карабаха должны быть обеспечены, права каждого представителя народа Карабаха должны быть обеспечены, у него должна быть возможность реализовать свои права. Это реальность, которую никто, в том числе и Азербайджан, не может игнорировать.»

 

«Мы против тех коммуникаций и каналов, которые выходят за рамки суверенитета Армении и ставят под сомнение независимость Армении. С нашей точки зрения, неприемлем путь, который не будет находиться под контролем и суверенитетом Армении.»

Казалось бы, не нравится Еревану позиция Москвы, вот вам позиция по двум главным вопросам от весьма близкого экономически Ирана, который вообще не заинтересован в окончательном ослаблении Армении.

Однако в итоге Ереван и Франция начинают отдельные мероприятия по обучению военных, а Франция демонстративно поставляет военную технику. И вопрос не в том, что Армения что-то закупает по военной линии (закупки идут, например, и в Индии), вопрос именно в демонстрации и пиаре.

Но даже в армянских СМИ начинают подозревать, что пиар здесь какой-то странный. С одной стороны, он даёт возможность Баку заявить, что Армения «накачивается» французским вооружением, а с другой, если посмотреть на это вооружение конкретно, то практического толку против Баку в нём нет.

Бронеавтомобили Bastion с противопульной бронёй, три радара Ground Master от Thalès, ПНВ и бинокли от Safran. Зато министр обороны Франции С. Лекорню с помпой приезжает на 22-23 февраля — под празднование для всего бывшего СССР дня вооруженных сил, общего между военными России и Армении, а ещё как раз перед двухлетней годовщиной начала СВО.

Уже в Азербайджанских источниках можно встретить комментарии в стиле: «а на что они этим рассчитывают», «может, Ереван просто ведут на заклание» и в подобном ключе. Да, ведут, Армения для Франции сойдёт в любом виде, даже в весьма усечённом. А вот для Тегерана не сойдёт.

Иран имеет очень серьёзное экономическое взаимодействие с Арменией. Как по линии энергетики, так и в горнорудной отрасли. В Армении действует несколько тысяч иранских компаний, которые используют эту площадку для своего варианта «параллельного импорта». Выгодно ли это Еревану? Несомненно, выгодно, как и то, что масса иранцев приезжает в Армению на отдых. У них специфика такая, что надо иногда отдохнуть от своих внутренних общественных норм. Для Армении это значительный приток средств, но жернова геополитики, между которыми положил Армению Н. Пашинян, мелют муку по-своему.

Тегеран перестал сейчас делать акценты на том, что на направлении Сюникской обл. Армении у него стоит практически армия, вооружённая отнюдь не только прицелами и биноклями, но силы как были размещены, так и остаются на месте.

В Париже не могут не понимать, что чем больше Армения дрейфует от Москвы, тем больше подставляет себя под давление Баку, чем больше подставляет, тем больше провоцирует, а это втягивает Иран в противостояние с Турцией и Азербайджаном. А ведь «случись что», и Н. Пашинян займёт позицию отнюдь не иранского союзника, союза там нет. И как в итоге Ирану отвечать на чужой территории, если никто не просит прямо?

Отношения Ирана и Азербайджана откровенно натянутые, хотя от совсем конфронтационной риторики стороны отказались. С Турцией у Ирана отношения рабочие. С одной стороны, главой МИД Турции сейчас работает Х. Фидан, бывший руководитель разведки, который в Сирии вёл с иранцами и борьбу, и переговоры в самых разных ситуациях, даже весьма и весьма напряжённых. С другой, Турция и Азербайджан никак экономически не хотят давить на Израиль, а это мешает перевести отношения на новый уровень.

В этих условиях Франция через «помощь» Н. Пашиняну постоянно давит на одну из самых потенциально опасных для Турции и Ирана взаимных болевых точек.

Париж, конечно, пытается иногда делать и шаги не столь уж «в лоб». Например, предложили для ливанской Хизбаллы свой вариант «нормализации» на границе, но вопрос в том, что он больше демонстративный и заведомо для Хизбаллы нереализуемый. Зато подход к снаряду продемонстрирован.

В целом, с учётом полностью деградировавших отношений Москвы и Еревана, а также неизбежного, если только и в самом деле не произойдёт в Армении смена режима и политического курса, выхода России из этого региона, прямые переговоры Анкары и Тегерана по Армении — это для нас наиболее адекватный сценарий.

И чем быстрее этот переговорный трек запустится — тем лучше. Более того, в неком идеальном «варианте максимум» это даже позволит ограничить антироссийские выпады Еревана и сохранить даже при Н. Пашиняне наше военное присутствие. Не самая сильная позиция, но реалистичная, учитывая происходящее.

Другое дело, что Тегеран и Анкара не имеют наработанных моделей для таких переговоров. Они их просто не создавали, в отличие от других точек пересечений интересов, ведь ранее многие процессы модерировала как раз Москва. Есть позиции, взгляды, но нет обсуждения на уровне именно моделей.

Для России было бы рациональным ходом самой формально или неформально подтолкнуть и подвести этих региональных тяжеловесов к такому обсуждению. Францию тут можно поприжать довольно ощутимо, учитывая, что от Турции её позиции зависят, в частности, в Ливии, впрочем, не только там. А вот на Кавказе Франция для Турции и Ирана игрок в общем-то если не совсем чужой, то лишний в данном конкретном случае точно, и давать Парижу развивать бурную активность ни для Анкары, ни для Тегерана невыгодно.

Ну а пока подобные переговорные «треки» формируются, не лишним было бы подумать над тем, что замораживать, как сказал Н. Пашинян, можно с двух сторон, и подморозить можно с нашей уже стороны торговое сотрудничество, да и вообще проработать подморозку работы по линии ЕАЭС.

Михаил Николаевский