Новости

На подступах к тотальному одиночеству: США отворачиваются от Израиля

Разговоры об отставке Биньямина Нетаньяху пошли сразу же после террористической атаки ХАМАС 7 октября. Что, по сути, было не лишено смысла: пропустить такой прорыв, это надо было ещё умудриться (такое чувство, что перед палестинскими боевиками расстелили красную дорожку, чтоб те беспрепятственного вошли на территорию Израиля, что намекает на то, что операция, вероятно, была инициирована самим Тель-Авивом либо – как минимум – не без его участия, косвенных подтверждений чему тьма: от заявлений главы разведывательной службы Египта Аббаса Камиля, сообщившего, что его ведомство предупреждало власти Израиля о готовящейся операции, от чего те отмахнулись, как от полнейшей чуши, до слов главы европейской дипломатии Жозепа Борреля о том, что «ХАМАС финансировался правительством Израиля в попытке ослабить Палестинскую администрацию, возглавляемую ФАТХ»).

Нет, понятно, что сам Нетаньяху на страже границы с автоматом на перевес не стоял: мол, глаза на минуту лишь прикрыл, как террористы, воспользовавшись лазейкой, тут же проскочили, – но то, что Тель-Авив подозрительно расслабился, перестав считать угрозу со стороны ХАМАС таковой, это – к Нетаньяху (в особенности, учитывая его воинствующий настрой по отношению к палестинцам). И сей казус, если так можно выразиться, не переложить ни на плечи высшего военного, включая разведку (покаяние его главы в политическом плане ничего не дало), руководства, ни на рядовых солдат (что поначалу и попытались сделать, слив информацию – или дезу? – что это доблестные израильские погранцы то ли прохлопали, то ли просто не прочитали сообщение от бравых разведчиков о готовящейся атаке). Это такой внешнеполитический просчёт (не будем забывать, что война с палестинцами – обычное состояние Израиля в последние несколько десятилетий), который ложится на его свершителя радиоактивным невыводимым (если брать отпущенный земной срок) пятном позора.

Поэтому да, его отставка была бы вполне логичным шагом, на что, кстати говоря, намекали и в Вашингтоне, правда, с оговоркой, что после завершения конфликта (там, видимо, надеялись на вменяемость израильского политика). Но проблема в том, что конца этому новому витку эскалации между Израилем и сектором Газа – не видать. По крайней мере, в приемлемых рамках (всё-таки вряд ли стоит считать адекватным планом «окончательное решение палестинского вопроса» с переселением всех оставшихся в живых на Синай – чему, понятное дело, изо всех сил сопротивляется Египет, не желающий получить на своей территории анклав с жаждущими мести палестинцами). И не в последнюю очередь благодаря титаническим усилиям самого Нетаньяху, упорно гнущего линию в сторону расширения зоны конфликта (мало ему подключившихся йеменских хуситов, своей блокировкой Красного моря нехило нервирующих Европу). Разумеется, подтянув США до прямого участия: как писало Politico ещё в первых числах февраля, у американского президента Джо Байдена есть «глубоко укоренившийся страх», что Нетаньяху стремится втянуть США в более широкую войну на Ближнем Востоке.

С одной стороны, такой фортель действительно на руку израильскому премьеру, так как оттягивает тот момент, когда он вынужден будет сложить полномочия (чем круче заваруха, тем отдалённее выборы), а то и предстать перед судом (что для него, впрочем, не впервой), но с другой – неумолимо приближает к оному, так как отвращает союзников и вообще настраивает чуть ли не весь мир против Израиля, который в политической плоскости персонифицируется в лице Нетаньяху, что последнему идёт явно не на пользу: в такой игре важно чувство меры, которое он, кажется, полностью потерял, выйдя за дозволенные пределы без возможности возвращения. Именно это нынче ставит его в проигрышную позицию: что бы он сейчас ни предпринял, для его политической карьеры это ничего хорошего не даст. При любом варианте, который он сейчас бы ни разыграл, – его политическое поражение становится неотъемлемым исходом всей этой кампании, закрутившейся с 7 октября.

И по этому направлению, то есть в сторону политического провала, израильский премьер (своей категоричной позицией очень напоминающий украинского президента Владимира Зеленского) уже достиг немалых успехов, особенно что касается своего главного союзника – США, которые в его случае проявили недюжинную выдержку, стоя за своим неконтролируемым союзником, можно сказать, до последнего (то есть до того момента, когда соучастие становится неотличимым от самого преступления). И вот это «последнее» осталось позади. Так, в уже упоминаемой публикации Politico наличествует прелюбопытнейший инсайд: что американский президент Джо Байден в неофициальных беседах позволяет себе оскорбительные вольности касательно своего израильского коллеги, например, называет «плохим, мать его, парнем» (bad fucking guy).

Спустя чуть более недели эта тема нашла продолжение в публикации NBC, в которой со ссылкой на источники сообщалось, что – снова же в частном порядке – Байден величал Нетаньяху «мудаком» (asshole) и другими неподобающими президентскому статусу «титулами». Тут, конечно, можно подумать, что действующий американский президент просто впал в чёрную ипохондрию (как в неё не рухнуть-то при такой событийной констелляции, когда всё, за что бы он ни взялся, буквально валится из рук, а то, что не валится, вышибают внешние обстоятельства наподобие того же Нетаньяху?!) и сквернословие (ну как же, надо давать себе эмоциональную разрядку; к тому же кто сказал, что глава Белого дома не может вкрутить крепкое словцо в личной беседе?!), но, беря во внимание ту «личную пожизненную привязанность» к Израилю, которую он, как писала The Washington Post со ссылкой на помощников президента, испытывал со времён его встреч с премьером Голдой Меир, сии вербальные эксцессы представляются в совершенно ином свете. В качестве чёткого сигнала, что мнение Байдена о своём израильском коллеге претерпело значительные изменения (на что также указывают и некоторые его публичные высказывания, например, в первой половине февраля он определил ответные действия Израиля в Газе как «чрезмерные», а накануне – и, вероятно, с подачи американского лидера – представитель Совета нацбезопасности Джон Кирби выступил с «суровым предостережением» Израилю касательно его планов по переносу военной кампании в Рафах, где укрылось более половины населения Газы).

Причём – вернёмся к публикации Politico – негативно к Нетаньяху стали относиться даже «стойко произраильские» конгрессмены из демократического лагеря, которые выступают уже чуть ли не за бойкот израильского премьера вследствие его ощутимо возросшей токсичности. И, по всей видимости, эти настроения не развеялись подобно сигаретному дыму под порывом ветра: как после писала The Washington Post, в Вашингтоне больше не полагают Нетаньяху за продуктивного партнёра, что, по сути, означает, лишение Тель-Авива американской поддержки, без которой расправиться с палестинцами, в особенности если в войну вступит та же «Хезболла», у него уже не выйдет (а при отсутствии оной риск на вступление в конфликт других игроков значительно вырастает: подыстощённый за несколько месяцев борьбы с ХАМАС ЦАХАЛ вряд ли сможет вести войну сразу на два, а то и три фронта).

Что послужило причиной столь кардинальной трансформации отношения Белого дома к израильскому премьеру?

На этот вопрос можно дать однозначный ответ: его планы по атаке на Рафах (там сейчас сосредоточено около двух с половиной миллионов палестинцев). Она, атака, по словам самого Нетаньяху, необходима для того, чтобы одержать победу над ХАМАС. Только в данном случае это будет тождественно «победе» и над всеми мирными жителями анклава (в план эвакуации мирного населения, который сегодня представили военные, как-то плохо верится, ибо оставляет нерешённым вопрос: а где их разместить потом?), часть из которых просто погибнет, а часть будет вынуждена пробиваться через египетскую границу на уготованный им властями Израиля Синай, что вынудит Египет так или иначе присоединится к геноциду палестинцев, чего в Каире делать категорически не желают: как пишет Associated Press, египетские официальные лица предупредили Тель-Авив, что Египет остановит действие своего мирного договора с Израилем, если ЦАХАЛ вторгнется в Рафах. А это автоматически означает переход палестино-израильского конфликта на новый – и куда уже более масштабный – уровень.

Надо полагать, в своей совокупности угрозы Египта, изменившееся отношения США, недовольство Евросоюза действиями хуситов в Красном море, требующих прекращения войны, а также критика со стороны мировой общественности, включая и высшие политические круги (так, президент Бразилии Лула да Сильва открыто назвал действия Израиля «геноцидом») – всё это заставило Нетаньяху слегка притормозить: приказа превратить Рафах во вторую Газу пока не поступило.

Поступит? Вероятность достаточно высока. По заявлению Нетаньяху – стопроцентная. Правда, если удастся договориться по заложникам, операцию могут перенести, но не отменить: «Если у нас будет сделка, то операция может быть каким-то образом отложена, но она в любом случае произойдёт. Если сделки не будет, то мы осуществим операцию всё равно», – сообщил Нетаньяху в эфире американского телеканала CBS, подчеркнув, что «через несколько недель» после того, как Израиль начнёт военную операцию в Рафахе, будет одержана «полная победа».

Это, конечно, несколько сомнительно. ХАМАС, учитывая его рассредоточенность и высокую поддержку среди гражданских, ликвидировать полностью будет не так-то легко, снова же: только если вместе с ними. Но израильскому премьеру терять уже нечего, а так он может ещё попытаться презентовать победу своим соотечественникам. Только вряд ли это спасёт его от отставки (а скорее всего, и трибунала), как, впрочем, и решение не атаковать Рафах (если вдруг такое всё-таки будет принято под давлением США и Европы). В Израиле уже началось брожение: в минувшее воскресенье в стране прошли массовые протесты с требованием отставки действующего главы правительства. Да, на эти всполохи недовольства можно ещё не обращать внимания, можно – подавить (военное положение предрасполагает к такого рода действиям: войной можно неплохо прикрываться, чтобы удержаться у власти, что нынче блестяще и демонстрируют некоторые политики).

Но вряд ли это как-то скажется на изменении (в положительную сторону для Нетаньяху) внутриполитического тренда в самом Израиле. Дело в том, что это не выплеск стихийных страхов и недовольств. Не нечто сиюминутное и спонтанное, но глубоко назревшее. Требования сложить полномочия – они раздавались чуть ли не с 7 октября. «Железные мечи» (так называется операция ЦАХАЛ против ХАМАС) лишь оттянули неизбежное. За просчёт (как это подаётся в официальной версии) или за слишком дерзкую авантюру по «этнической чистке», а проще – геноциду палестинского народа (как это выглядит при непредвзятом взгляде на ситуацию) – надо платить. И время Нетаньяху подходит. Впрочем, как показывает история, некоторые особо одарённые в таком состоянии протянуть могут достаточно долго – годы, если не десятилетия. Но что-то подсказывает, что это не тот случай.