Новости

Позволят ли американцы ослабить конфронтацию Токио с Пхеньяном?

Участившиеся призывы премьер-министра Японии Фумио Кисиды к проведению личной встречи «без предварительных условий» с лидером КНДР Ким Чен Ыном свидетельствуют, с одной стороны, о том, что глава японского кабинета хотел бы использовать такой саммит для повышения находящегося в опасной зоне своего рейтинга народной поддержки. А с другой – о стремлении хоть как-то ослабить степень конфронтации Токио с Пхеньяном. И это, считаю, далеко не в последнюю очередь связано с демонстрацией миру, в том числе Японии, укрепления и расширения связей и сотрудничества в различных областях КНДР и Российской Федерации. Это проявилось и в том, что официальный Токио первоначально воздержался от каких-либо комментариев по поводу встречи и переговоров Президента РФ Владимира Путина с председателем КНДР, видимо, понимая, что привычная негативная риторика в адрес северокорейцев может нарушить план организации японо-северокорейского саммита. Вместо этого из японской столицы зазвучали необычные заявления о желании урегулировать все существенные сложности между Токио и Пхеньяном и начать «новую эпоху» межгосударственных взаимоотношений. Заметим, что «новая эпоха» отношений этих государств и народов возможна лишь при подведении черты под взаимной враждебностью и установлении между соседними странами нормальных дипломатических, торгово-экономических, культурных и иных связей, к чему токийские политики, на наш взгляд, пока не готовы. К тому же даже разговоры об этом едва ли возможны без отмашки Вашингтона, который вовсе не заинтересован в ослаблении напряженности в Северо-Восточной Азии и видит Японию ударным отрядом в борьбе объявленными врагами КНДР, Китаем и Россией.

Однако перспектива военного альянса этих ядерных государств, спровоцированная безрассудными попытками американского президента Джозефа Байдена сколотить подобие «восточного НАТО», загнав в него Японию, Южную Корею и, возможно, другие восточноазиатские и тихоокеанские страны-сателлиты, может побудить Токио предпринять отчаянные собственные шаги, направленные на урегулирование в какой-то форме отношений с КНДР. Как это сделал в сентябре 2002 года считавшийся «экстравагантным чудаком» премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми. 

Визит Коидзуми в Пхеньян и переговоры с тогдашним главой КНДР Ким Чен Иром были признаны в Японии историческими. Ибо лидеры двух стран обменялись взаимными извинениями за прошлые грехи собственных стран и подписали декларацию, которая при дальнейшей нормализации отношений могла серьезно изменить политическую атмосферу в Северо-Восточной Азии.

Северокорейский руководитель признал тогда факт похищения «около десятка» японцев в 70-80-е годы. Пятеро из них были отпущены «на побывку» в Японию с обещанием вернуться, но обещание не выполнили. Ким Чен Ир пошел еще дальше - он принёс извинения за подобные действия спецслужб своей страны, заверив, что «впредь подобное не повторится, а виновные будут наказаны».

В свою очередь, Коидзуми повинился за «японское колониальное правление в Корее в 1910-1945 годах». Это позволило согласовать текст совместной декларации. Договорились продолжить переговоры о нормализации отношений между двумя странами. Ким Чен Ир пообещал соблюдать прежние обязательства в ядерной области и продлить мораторий на испытание баллистических ракет. Японский премьер, в свою очередь, пообещал после установления дипломатических отношений оказать КНДР экономическую помощь. В японских СМИ тогда писали, что премьер Коидзуми вошел в историю – именно ему, похоже, выпала честь примириться с давним врагом, что не удавалось сделать его предшественникам. 

Я находился тогда в Японии, и мне было важно выяснить, согласовал ли Коидзуми свой визит в Пхеньян с американцами. Полученная информация свидетельствовала о том, что внезапное посещение японским премьером КНДР стала неприятным сюрпризом для посольства США в Токио. Удалось выяснить и то, что неназванный японский дипломат тайно готовил этот визит, неоднократно встречаясь с северокорейскими коллегами. Имя этого дипломата потом называлось в японских СМИ, но без подтверждения властями.

Похоже, нечто подобное осуществляется и сейчас. Обычно хорошо информированная ведущая газета Японии «Асахи симбун» на днях, ссылаясь на свои источники, сообщила, что японские правительственные чиновники и представители Трудовой партии Кореи дважды тайно контактировали весной этого года. Указывалось, что встречи проходили в неназванном городе в одной из стран Юго-Восточной Азии. 

Из сообщения газеты следует, что Кисида в определенный момент рассматривал возможность отправки высокопоставленных чиновников в Пхеньян для созданий условий для встречи на высшем уровне в КНДР. Однако этот процесс зашел в тупик, пишет газета, с учетом изменений международной обстановки. 

В ходе контактов, которые состоялись, как утверждается, в марте и мае, стороны обсудили широкий круг нерешенных вопросов. Представители КНДР проявили стремление вести диалог с Токио. В частности, они якобы не отрицали, что на территории КНДР есть японские граждане, однако при этом не использовался термин «похищенные граждане», применяемый в Японии в отношении японцев, похищенных в 1970-1980-х годах. А по сведениям южнокорейской газеты «Тона ильбо» две встречи представителей Японии и КНДР в третьих странах прошли в июне, и на них обсуждалась тема похищенных японских граждан. Официально о контактах представителей Японии и КНДР не сообщалось.

Публикация в «Асахи симбун» потребовала от Кабинета министров разъяснений. Однако правительство заняло уклончивую позицию, заявив, что не опровергает и не подтверждает соответствующие сообщения. «Учитывая (деликатный) характер этого вопроса, я воздержусь от ответа. В любом случае, поскольку и похищенные, и их семьи становятся старше, проблема похищения является вопросом прав человека, который нельзя откладывать ни на мгновение», - сказал генеральный секретарь Кабинета министров Японии Хирокадзу Мацуно. «Мы продолжим предпринимать все усилия, чтобы как можно скорее добиться возвращения всех похищенных», – добавил он.

Практика «не опровергать и не подтверждать» то или иное событие общепринята в политике и дипломатии, и она применяется в ситуации, когда событие имело место, но подтверждать его власти в силу обстоятельств или договоренности с другой стороной не хотят. Вопрос согласования закрытых контактов об организации саммита между лидерами враждующих стран действительно деликатный, и в них нередко принимают участие не только дипломаты, но и представители спецслужб, которые избегают огласки. Для автора же этих строк очевидно, что весьма заботящаяся о своем авторитете японская газета едва ли разместит на своих страницах непроверенную и сомнительную информацию.

Хотя Кисида из раза в раз повторяет, что готов вести переговоры «без предварительных условий», в действительности условие есть. Для того чтобы удержаться в премьерском кресле, ему, как воздух, необходим большой политический успех. Так как в решении беспокоящих японцев насущных внутренних проблем, таких как непрекращающийся рост цен на потребительские товары или меры по поддержанию на прежнем уровне социального обеспечения народа, надежд на быстрый успех нет, нужна политическая сенсация, желательно к сентябрю будущего года, когда будут происходить выборы председателя правящей Либерально-демократической партии Японии, автоматически благодаря большинству ЛДП в парламенте становящегося главой правительства.

Думается, это понимает и Ким Чен Ын, который может на определенных выгодных КНДР условиях, как политических, так и экономических, памятуя опыт отца, согласиться на саммит с японцем. Но для этого Кисида должен не на словах, а на деле подтвердить отход японских властей от непримиримой враждебности к северокорейцам, отменить или хотя бы ослабить драконовские санкции, призванные подвести КНДР к «экономическому коллапсу». 

Лично для автора этих строк проскочившее в сообщении «Асахи симбун» указание на то, что при тайных контактах северокорейские представители «не отрицали, что на территории КНДР есть граждане Японии», весьма симптоматично. Ибо до последнего времени Пхеньян твердо и решительно заявлял о том, что на территории КНДР не осталось ни одного оставшегося в живых японца. А потому-де так называемая проблема похищенных окончательно закрыта. Вопрос в том, действительно ли утверждение японской газеты соответствует тому, что говорили эмиссары КНДР?

P.S. Новый министр иностранных дел Японии Ëко Камикава заявила по поводу организации встречи Фумио Кисиды с Ким Чен Ыном: "Я возглавлю дипломатические усилия по проведению саммита как можно скорее".

 АНАТОЛИЙ КОШКИН