Новости

Прогулка «налегке»: промежуточные итоги наземной операции Израиля в секторе Газа

24 ноября, спустя почти месяц после начала наземной операции израильской армии в секторе Газа, стартовавшей 27 октября, было введено первое в текущем ближневосточном конфликте перемирие. Тель-Авив и ХАМАС обязались на четверо суток прекратить огонь, прошёл обмен заложниками, большую часть которых составили женщины и дети. 25 ноября в контролируемую израильтянами часть сектора с инспекцией прибыл министр обороны Галант.

Всё это означает, что можно подбить промежуточные итоги операции АОИ, а они весьма любопытны. В общем и целом заранее никто не сомневался, что ХАМАС не сможет удержать противника на границах анклава, а будет постепенно отступать вглубь сектора, стремясь нанести израильтянам максимальные потери. Так оно и было в реальности. Но если оценки реальной боеготовности АОИ оказались весьма близки к истине, то палестинские боевики добились на порядок меньших результатов, чем от них ожидали. Впрочем, основной проблемой ХАМАС стали не люди, а вооружение, по большей части оказавшееся неадекватным и неэффективным.
 

Город (не)везения

Ещё перед вторжением в сектор Газа казалось, что основную тяжесть боевой работы с израильской стороны будут тянуть танкисты и бойцы инженерных войск. Уже небольшой рейд на севере анклава, который АОИ провела в качестве репетиции 26 октября, показал, что эти предположения скорее верны, а в дальнейшем подтвердились полностью.

Тактика израильтян всецело опирается на подавляющее техническое превосходство и огневую мощь, при этом каким-то особым искусством даже не пахнет. Паттерн действий всегда один: через разбомбленные кварталы продвигаются сначала бронированные бульдозеры, расчищающие путь для танков от обломков зданий и мин, затем – сами танки и наконец – БТР с пехотой. В принципе, эта схема вполне разумна, если не начинать приглядываться к нюансам.

Больше всего бросается в глаза очень и очень малый вклад израильской пехоты: большую часть времени в боевом выходе она проводит в своих транспортёрах, по сути, не оказывая никакого влияния на обстановку на бортом. В тех же относительно редких случаях, когда солдат всё-таки отправляют на «штурм» (а точнее, проверку) какого-либо здания, они сплошь и рядом демонстрируют те же ошибки, что и в первые дни конфликта: передвижение «тактическими кучами» чуть ли не в обнимку, недостаток бдительности и так далее. Словом, пехота АОИ всё ещё остаётся совершенно непуганой.

Удивительно, но и израильские танкисты пребывают в таком же блаженном состоянии. По многочисленным кадрам с обеих сторон видно, что экипажи бронемашин не очень-то заботят такие «мелочи», как круговое наблюдение и взаимное прикрытие, благодаря чему палестинцам и удаются смертельные номера типа стрельбы по танкам в упор или даже установки на них своих флагов. Если бы израильтяне действовали так же чётко, как сирийские танкисты десять лет назад, то подобные эпизоды были бы просто невозможны при всей лихости боевиков ХАМАС.

Несмотря на подавляющее преимущество в приборах ночного видения, в тёмное время суток АОИ предпочитает не проявлять лишней активности. Всё те же обшитые бронёй бульдозеры D9 нагребают кольцевые валы высотой в пару метров, в которых орудиями наружу встают танки и БТР штурмовой группы, образуя эдакую крепостцу. Поскольку землеройная техника всё же не всесильна и свободного от завалов места не так много, набиваются в эти блокпосты израильтяне очень плотно, по десятку и более машин с людьми на небольшом пятачке. В зоне СВО что украинское, что российское подразделение, расположившееся подобным образом, немедленно было бы накрыто ударами артиллерии и/или дронов-камикадзе.

Расслабленность израильтян объясняется слабостью вооружения их противников. В частности, ХАМАС не располагает сколько-нибудь заметным количеством хотя бы миномётов для обстрела израильских «вагенбургов». Предположения, будто у боевиков наготове запас дронов-гранатомётчиков, оказались несостоятельными: хотя в первые две недели наземных боёв эпизодические удары с коптеров по танкам и лагерям израильтян имели место, в дальнейшем они сошли на нет.

По сути, основным оружием боевиков остались автоматы и гранатомёты, которые активно используются как против бронетехники, так и против пехоты. Конечно, и с их помощью в городских боях можно наделать дел, но с неожиданной стороны выявилась проблема боепитания. Похоже, что запас заводских реактивных гранат у ХАМАС был не очень-то велик и большую их часть израсходовали ещё в октябре, так что гранатомётчикам приходится использовать выстрелы местного производства. Хотя характерные чёрные гранаты и выглядят будто тандемные, на деле они таковыми не являются, более того, оказалось, что им в принципе не хватает мощности, чтобы уверенно пробивать броню израильских танков.

В итоге совершенно «ленивый» подход к организации боевых действий обходится АОИ очень дёшево в плане потерь. На 22 ноября Минобороны Израиля заявило о 391 погибшем военнослужащем, но это нарастающий итог с 7 октября, так что безвозвратные потери за время наземной операции не достигают и сотни человек. Палестинцам удалось подбить некоторое количество вражеских танков, но и их счёт идёт на единицы.
 

Один заряжает, второй убегает

Впрочем, потери ХАМАС именно в наземных боях, скорее всего, тоже невелики. Видится, что боевики при приближении колонн АОИ не стоят насмерть, а обозначают свое присутствие так долго, как могут, после чего отступают на следующий рубеж по поверхности или через тоннели. Израильтяне, в свою очередь, убеждаются, что очередной квартал оставлен палестинцами, и идут дальше.

За месяц подобной «игры в салочки» АОИ удалось отсечь город Газа от остальных поселений анклава и к 22 ноября взять под контроль его прибрежные районы, что и продемонстрировал министр Галант, прибывший в сектор по морю. В Тель-Авиве заявляют, что после завершения перемирия израильская армия продолжит в первую очередь планомерную осаду Газы, но будет двигаться также и на юг анклава – словом, предполагается тотальная зачистка всей территории, которая будет идти «многие месяцы».

Вопрос в том, позволят ли Израилю методично действовать в рамках этого плана. Хотя опасения и прогнозы насчёт вступления в конфликт исламских соседей Израиля и особенно Ирана не оправдались, полностью эта вероятность тоже не исчезла. На границе с Ливаном уже идёт вялотекущая, но всё же война с регулярными взаимными обстрелами между АОИ и «Хезболлой». Йеменские хуситы регулярно отправляют в сторону еврейского государства пачки баллистических и крылатых ракет, большая часть которых, впрочем, сбивается на подлёте. Напряжённость на обоих этих направлениях медленно нарастает.

Но главные противники возобновления боевых действий сидят, как бы странно это ни прозвучало, в Вашингтоне. Не секрет, что спровоцированное израильскими неизбирательными бомбардировками стихийное движение в поддержку Палестины очень сильно ударило по имиджу нынешней американской администрации и дополнительно ухудшило перспективы Байдена на будущих выборах, поэтому Белый дом настойчиво пытается погасить конфликт. Если верить американским СМИ, то именно Байден склонил Нетаньяху к перемирию и теперь будет уговаривать продлить его, что косвенно подтверждается анонсом очередного (уже четвёртого с октября) визита госсекретаря Блинкена в Израиль.

Само собой, Тель-Авив едва ли согласится на продление добровольно. Наземная операция развивается, в общем, успешно, шансов обернуть её ход вспять своими силами у ХАМАС нет, что открывает для Израиля перспективу окончательно ликвидировать сектор Газа (и как политический субъект, и как жилую агломерацию). Немалая часть израильского общества вслед за журналистами обрушилась с критикой уже на нынешнее четырёхдневное перемирие, которое называют передышкой для боевиков. Словом, внутриполитических резонов останавливаться у Нетаньяху нет, тем более что он сам большой сторонник «окончательного решения».

Поэтому неудивительно, что в Штатах заговорили о «сложностях» с военными поставками Израилю. 26 ноября советник Байдена по нацбезопасности Салливан заявил, что Вашингтон может выдвинуть Тель-Авиву некие условия, при невыполнении которых военная помощь будет ограничена. 27 ноября конгрессмен Тернер добавил, что из-за споров вокруг бюджета трудно будет выделить деньги на оплату операции в Газе, а ведь США покрывают до трети расходов Израиля, порядка 80 миллионов долларов в сутки.

Гипотетические американские ограничения могут серьезно смешать израильтянам карты. С одной стороны, на ход боевых действий непосредственно против ХАМАС они повлияют не слишком сильно, те продолжат (если продолжат) идти своим чередом. С другой стороны, командование АОИ больше не сможет методично уничтожать жилой фонд Газы, поскольку ценность запасов авиабомб и ракет сильно возрастёт при невозможности эти самые запасы пополнить. Ну и, в конце концов, ограничение финансовой подпитки вынудит провести частичную демобилизацию резервистов к немалому удовольствию той же «Хезболлы».

Так что перед израильским ВПР может встать нелёгкий выбор: под давлением «союзников» отказаться от весьма вероятной решительной победы или же пойти до конца на свой страх и риск. Неправильный выбор в этой ситуации грозит всё-таки спровоцировать (точнее, поощрить) соседние исламские страны к более активному вмешательству в конфликт.

Михаил Токмаков