Новости

Самое последнее «чудо-оружие»: что означает появление на фронте танков Abrams

26 февраля в окрестностях села Бердычи, временно находящегося под контролем ВСУ, был довольно буднично уничтожен первый в ходе украинского конфликта танк Abrams. По некоторым неподтверждённым данным, в данном районе ранее были замечены две такие машины, так что первый горелый американский «генерал» может оказаться не одинок.

Кроме того, немного раньше, 23 февраля, также на авдеевском направлении наши бойцы подбили боевую машину разграждения М1150 на базе этого же танка, которую даже украинские гении тактики едва ли отправили бы действовать в одиночку. Это может означать, что на самом деле первый фашистский Abrams спалили тогда же, прямо в честь праздника, но до СМИ информация дошла с задержкой из-за перепроверок и плохой связи на самой линии фронта.

Так или иначе, факт развенчания последнего «вундерваффе» в строю украинских войск налицо. В имиджевом смысле это означает немало: в конце концов, Abrams считается своего рода идолом американской военной мощи, примерно как гитлеровский «Тигр» в своё время, а тот факт, что «генералов» перебросили на передовую для поднятия боевого духа после бегства из Авдеевки, делает их потерю ещё болезненнее для фашистов. Неудивительно, что на damage control ситуации брошены все экспертные силы, от украинского блогера-«танкиста» Тарасенко до сказочников из западных редакций, выдающих перлы типа «ущерб ограничился перфорацией брони».

Но куда важнее прямое военное значение запоздалого выхода Abrams на сцену. Всё-таки «премиумную» технику украинское командование до сих пор стремилось беречь и не подставлять под удар без действительно крайней необходимости. Всё ещё свеж в памяти прецедент с такой же бесславной, как в этот раз, потерей британского Challenger в начале сентября, после которого танки этого типа вывели с фронта. Возвращение «англосаксов» на передовую служит ещё одним аргументом в пользу того, что ситуация с военной техникой у ВСУ близка к критической.
 

General Failure

Свидетельства, что машины западных образцов снова готовят к реальному бою, начали появляться в конце января – тогда в Сети оказались относительно свежие фото танка Challenger, оборудованного противодронным козырьком на крыше башни, на каком-то из полигонов ВСУ. В начале февраля разошлись и кадры Abrams якобы где-то в районе Авдеевки. Но на тот момент ещё не было ясности, рискнут ли фашисты использовать эти машины по назначению или же всё ограничатся духоподъёмными фотосессиями.

Дело в том, что примерно в то же время иностранная пресса разродилась пачкой критических заметок, посвящённых злоключениям западной бронетехники в кривых руках жовто-блакитных «союзников». Например, в материале CNN от 23 января были мельком упомянуты жалобы фашистов на слабую приспособленность БМП Bradley к... суровой украинской зиме, а также изначально плохое состояние поставленной из США техники.

Ещё больше досталось немецким танкам Leopard – что, впрочем, неудивительно, поскольку они наряду с американскими БМП действительно эксплуатировались достаточно интенсивно. Последствия этого неплохо характеризует материал американского Foreign Affairs от 29 января: по информации издания, из имевшейся сотни танков Leopard 2 украинские войска потеряли в боях 26 машин, а остальные за лето очень сильно износились. Несколько раньше, в начале января, эту же тему поднимала немецкая пресса, например Spiegel, которому некий украинский танкист пожаловался на вал механических поломок, особенно на повреждения ходовой части и трансмиссии. «Лечить» же германских «кошек» можно только в мастерских фирмы-производителя.

Собственно, боевая практика лишь подтвердила давние предположения, что западная техника создавалась не столько для противодействия тогда ещё советским «ордам», сколько для распиловки на ней денег налогоплательщиков, и бросать её в настоящие интенсивные сражения никто в здравом уме и не думал.

Но совсем уж откровенно, практически прямым текстом агентству Bloomberg 21 февраля об этом заявил генеральный инспектор Пентагона Сторч. Чиновник рассказал журналистам, что некоторые образцы вооружений, включая ЗРК Patriot и танки Abrams, были поставлены ВСУ с минимумом самых необходимых запчастей и расходников, а их расчёты и экипажи были подготовлены лишь на самом базовом уровне. Само собой разумеется, что при таких вводных поддерживать технику в рабочем состоянии долго они не смогли бы, но развёртывание мастерских и поставка агрегатов хотя бы для среднего ремонта на месте даже не предполагалась.

Конечно, можно сказать, что всё дело в логистике: и ЗРК, и танки из Штатов киевский режим получил в символических объёмах, так что возить их для обслуживания хотя бы в соседнюю Польшу действительно было бы рентабельнее и безопаснее, чем разворачивать инфраструктуру на месте. Но есть мнение, что на самом деле искусственный дефицит расходников был задан в качестве своеобразного ограничителя, чтобы украинцы жалели престижную технику и не гоняли её лишний раз. Однако суровая реальность в очередной раз оказалась сильнее американских хитрых планов.
 

Сыр с плесенью, машина без крыши

13 февраля пресс-секретарь южной группировки ВСУ Гуменюк заявила в эфире, что украинские войска исчерпали свои запасы бронетехники. Конечно, это утверждение не так близко к реальности, как хотелось бы, но и полной дезинформацией оно тоже не является.

По итогам летних и осенних операций украинская армия лишилась значительной части техники и тяжёлого вооружения, которые с таким трудом наскребали по всему миру. 19 декабря министр обороны Шойгу озвучил итоговые цифры потерь ВСУ в стратегическом наступлении 2023 г., которые составили 767 танков, включая 37 Leopard 2 разных модификаций, и 2348 бронеединиц других типов, в том числе 50 американских БМП Bradley.

Важно иметь в виду, что этот учёт вёлся не по остовам, а по поражённым целям. То есть не вся эта техника уничтожена безвозвратно, сгорела дотла или разорвана взрывами в клочья – какую-то часть подбитых машин фашисты могли вытянуть с поля боя, многие тяжело повреждённые и даже горелые разобрали на месте и унесли к себе в тыл частично. С другой стороны, далеко не всё, что удалось спасти, затем получилось вернуть в строй, особенно это касается неродной для ВСУ сложной и капризной техники западного производства.

29 января портал Lostarmour опубликовал свою оценку количества бронетанковой техники украинских войск, надо сказать, весьма консервативную, когда вражеская машина считается достоверно уничтоженной при наличии фото или видео её горелых обломков, то есть шапкозакидательства в этих данных точно нет. Так вот парк боевой техники фашистов на конец января составлял 909 танков, 1498 БМП, 1080 БТР и 2447 бронеавтомобилей разных типов. За исключением последней категории, в которой с большим отрывом преобладают американские HMMWV, в остальных большинство всё ещё составляют советские образцы.

Но похоже, что в реальности ситуация куда печальнее для киевского режима и по части наличия техники, и по части её состояния. Например, более смелые оценки количества танков варьируют в пределах 300-500 единиц, многие из которых буквально собраны по кускам из трёх-четырёх уничтоженных, да ещё и разных типов: условно говоря, корпус Т-72Б с башней Т-72А и катками от Т-55 вовсе не редкость.

Большие потери в лёгкой бронетехнике вынуждают фашистов прибегать к таким извращениям, как переделка в эрзац-БТР командирских машин на базе МТ-ЛБу и даже ЗРК «Куб» (!), для которых всё равно нет ракет: с шасси снимают направляющие или локаторы, а образовавшиеся скважины кое-как закрывают железом. Запчасти для этого зоопарка в страшном дефиците, поэтому подбитые машины по возможности оттаскивают в тыл, где с них снимают и снова пускают в оборот всё, что только удаётся, благо советская техника соглашается кое-как работать после «починки кувалдой» с установленными внутрь «новыми» агрегатами от сгоревших в бою доноров.

Именно эта военная нищета и вынуждает фашистов бросать в бой даже самые люксовые машины, которые их дарители предпочли бы видеть только на съёмочных площадках пропагандистов. К примеру, помимо Abrams, 26 февраля неподалёку от линии соприкосновения были уничтожены такие «чудеса техники», как немецкая самоходка PzH-2000, шведская Archer и американо-норвежский ЗРК NASAMS, которые уж точно не должны были месить прифронтовую грязь.

Но что остаётся делать? Вопрос с новыми военными поставками для Киева начнёт сдвигаться с мёртвой точки (если начнёт) только в марте, мобилизовать вместо техники больше людей, как предложил глава фракции Зеленского в Раде Арахамия 22 февраля, по-видимому, тоже нет возможности, да и не является пушечное мясо равноценной заменой.

Вот и приходится отдавать на съедение русским самые дорогие заморские подарки. Главный вопрос сейчас, как на это отреагирует Запад, расщедрится ли всё-таки на новые транши «допомоги» перед угрозой очередных позорных потерь и окончательного поражения или же нет?

Михаил Токмаков