Новости

Страх и ненависть в Киеве: на Украине ищут виновных в провале мобилизации

Обстановка с мобилизацией на Украине в последнее время становится все более напряженной, потому как желающих отправляться в окопы все меньше. В информационном пространстве тут же началась пикировка между сторонниками Владимира Зеленского и главкома ВСУ Валерия Залужного по поводу того, кто же виноват в сложившейся ситуации. Как бы то ни было, можно не сомневаться, что в ближайшее время грести в армию начнут всех, кто не откупится. Более того, киевский режим не оставляет надежд вернуть из-за границы сотни тысяч сбежавших от боевых действий украинцев.

И президент Украины, и другие чиновники неоднократно заявляли, что украинцы нужны для того, чтобы не пришлось погибать солдатам НАТО. Нет ни «плохого» Зеленского, ни «хорошего» Залужного. У них одна цель, различаются лишь подходы.

Простых украинцев крайне раздражает, что мобилизуют их сыновей и отцов, в то время как семьи депутатов, министров и крупных бизнесменов не трогают.

Поэтому «чернь» снедают бессильная злость и желание отправить «слуг народа» из теплых кресел и кабинетов в самое пекло.

Естественно, нашлись парламентарии, которые решили попиариться на данной теме. Так, петиция авторства Александра Дубинского с предложением призвать в ВСУ депутатов и госслужащих набрала необходимое количество голосов для ее рассмотрения Зеленским.

«В СМИ неоднократно сообщают о нехватке военнообязанных для ротаций и обновления Вооруженных сил Украины. Мобилизация народных депутатов и государственных служащих разных уровней поможет выровнять условия для всех граждан и будет способствовать победе», — сообщается в тексте. 

Правда, можно не сомневаться, что в Офисе президента о петиции «забудут» либо придумают повод не говорить о ней.

В то же время в соцсетях распространяется ролик, записанный украинским военнослужащим, рассказывающим, как военкомы из Ивано-Франковска так ни разу и не добрались до Буковеля для вручения повесток.

Мол, тут же следует звонок «из самых-самых высоких кабинетов», запрещающий туда ехать. Видео же с многокилометровой пробкой из «элитариев», направляющихся на элитный горнолыжный курорт, видели, наверное, все.

При этом автор другого ролика сообщает, что в село, где он живет, заехало большое количество сотрудников ТЦК. Для отлова «дичи» блокируются автозаправки, магазины, больницы, а всех, кто попался, тут же «пакуют».

«Наши власти решили сделать из Украины безлюдную территорию. Они взялись уже серьезно и до нового года, судя по всему, хотят это дело реализовать… Я так понимаю, что батальон "Юзик" сформирован не будет… батальон "Мажор" не актуален на Украине. Грести нужно простых мужиков», — говорит мужчина.  

При этом, согласно данным опроса группы «Рейтинг», украинцы разделились примерно поровну по поводу того, как следует заканчивать конфликт.

44% выступили за поиск компромиссного решения с привлечением других стран в качестве посредников. Данная точка зрения преобладает на востоке страны. В то же время 48% по-прежнему отказываются от переговоров и рассчитывают воевать до выхода на границы 1991 года. Причем доля последних еще недавно составляла 60%.

Учитывая эти данные, можно констатировать, что раскол по этому вопросу есть как между Офисом президента и Генштабом ВСУ, так и среди простых жителей. В команде Зеленского признают наличие проблемы, но дальше этого дело, конечно же, не идет. Пока что они намерены все противоречия «заметать под ковер» и наращивать мобилизацию.

А меж тем еще 24 ноября Зеленский поручил главкому ВСУ Валерию Залужному, министру обороны Рустему Умерову и премьер-министру Денису Шмыгалю за неделю разработать комплексный план мобилизации.

С того момента прошло уже две недели, но никакого документа так и не было представлено. Зато можно наблюдать взаимные пикировки по поиску виновных в сложившейся ситуации.

Недавно замглавы комитета Верховной рады по нацбезопасности и обороне Марьяна Безуглая в соцсети сообщила, что военные требуют ежемесячно отправлять на фронт 20 тысяч украинцев. Более того, она обвинила Залужного в том, что у него нет четкого плана военных действий на 2024 год. Правда, тут же нашлись те, кто указал, что невыполнение планов по мобилизации — это вина именно депутатов и местных властей. 

Волонтеры обвинили чиновников в том, что они не способны обеспечить армию необходимым количеством оружия, боеприпасов и техники. Безуглая не нашлась с ответом, предложив своим критикам записаться в ВСУ и отправиться на фронт. В том числе и женщинам.

В общем, мобилизационный «пинг-понг» продолжается и, скорее всего, далее это противостояние будет только нарастать.

Как отмечал ранее секретарь комитета Рады по вопросам национальной безопасности Роман Костенко, после увольнения Зеленским уличенных в коррупции военкомов произошло резкое падение числа призванных в армию. Мол, вопрос нехватки новых солдат сейчас стоит даже острее, чем c поставками оружия. И предложил еще больше снизить возраст призыва.

В Минобороны точное число украинцев, уклоняющихся от повесток, назвать не могут, но примерные цифры озвучили.

«К сожалению, очень много людей — это измеряется в десятках, сотнях тысяч — создают для себя условия, чтобы избежать мобилизации. Готовятся изменения в нормативно-правовые акты, которые помогут урегулировать этот вопрос», — заявила замминистра Наталия Калмыкова.

Также спикер Госпогранслужбы Украины сообщил, что ежедневно на границе задерживают по 20–25 украинцев, пытающихся покинуть территорию страны. Причем после введения военного положения данная цифра достигала отметки в 90 человек. А по данным, опубликованным британской BBC, после начала СВО за рубеж «по лесам» удачно сбежали 20 тысяч мужчин, при этом 21 тысячу задержали.

Но даже те украинцы, которым все же удается перейти границу, все равно рискуют со временем вновь оказаться на родине.

В настоящий момент немалое их количество пребывает на территории Евросоюза. Так, по оценке депутата Бундестага от ХДС Родериха Кизеветтера, в ЕС находится не менее 600 тысяч украинских мужчин, из которых 220 тысяч — в Германии. Мол, их экстрадиция на Украину помогла бы улучшить ситуацию на передовой.

Причина данных слов становится понятной, если послушать однопартийца Кизеветтера — Александра Добриндта, заявившего, что лишь 20% украинских беженцев, осевших в Германии, трудоустроены. Это, по его мнению, свидетельствует о неправильно расставленных властями стимулах.

Поэтому вероятно, что в ФРГ таким образом рассчитывают избавиться от этой экономической обузы. К тому же еще в октябре глава МВД Украины Игорь Клименко сообщал, что Киев продолжает искать способы вернуть в страну всех, кто смог каким-либо образом избежать мобилизации.

Открытым остается вопрос, как европейские власти собираются возвращать уклонистов обратно. И захотят ли этого сами украинцы?

Впрочем, здесь можно привести высказывания экс-советника Офиса президента Алексея Арестовича (внесен в России в перечень террористов и экстремистов): «А что же это за страну мы построили, что не уверены в том, сколько людей вернется ее защищать?»

Учитывая весьма нелестные заголовки в адрес Зеленского в западной прессе и настроения в НАТО и США, далекие от еще недавно бравурных, следует признать, что киевский режим вошел в стадию принятия того, что желаемого результата добиться не удалось.

Команде Зеленского не остается ничего другого, как просто идти ва-банк, до предела ужесточая мобилизационные мероприятия.

С другой стороны, украинцы сами долго и упорно шли именно к такому результату, безразлично наблюдая за происходящим в Донбассе. Но признавать свою неправоту не хотят, уходя в отрицание по принципу «моя хата с краю».

Николай Ульянов