Новости

Тактические эпизоды и стратегические последствия: применение химического оружия украинскими формированиями

Проигрывая во всех отношениях российской армии, украинские формирования ищут новые средства борьбы и идут на крайние меры. Так, с 2022 г. регулярно отмечается применение ими химического оружия. Против наших бойцов используются различные вещества, в т.ч. иностранного происхождения, нарушающие существующие международные соглашения. При этом действия боевиков киевского режима не вызывают вопросов у их зарубежных покровителей.

 

Нарушители конвенции

Первые сообщения о применении украинскими формированиями химического оружия появились летом 2022 г. В дальнейшем новости такого рода поступали регулярно. Противник применял разные агенты с различными средствами доставки на тех или иных участках фронта. Впрочем, как следует из доступных данных, это были единичные случаи, но не массовая систематическая практика, что в известной мере уменьшило негативные последствия.

За активностью противника в сфере химического оружия тщательно следят специалисты наших войск радиационной, химической и биологической защиты. Этот род войск осуществляет мониторинг обстановки во всех районах зоны боевых действий и за ее пределами, собирает данные о применении противником специальных боеприпасов, а также проводит соответствующие расследования.

Регулярно командование войск РХБЗ отчитывается о проделанной работе и раскрывает собранные данные. В его открытых отчетах содержатся подробные сведения о выявленных фактах применения химикатов и сопутствующих средств, а также информация об их происхождении и т.д. Очередной брифинг на эту тему состоялся 19 февраля, и его традиционно провел начальник войск РХБЗ генерал-лейтенант Игорь Кириллов.

Согласно собранным данным, украинские формирования применяют отравляющие и раздражающие вещества с явными нарушениями действующей Конвенции о запрещении химического оружия. Кроме того, готовить такие акции киевскому режиму помогают его зарубежные партнеры-покровители. Они же, пользуясь своим влиянием в международных организациях, спасают его от ответственности.
 

Химические атаки

Сообщения о применении противником химического оружия вызывали соответствующую реакцию. Военные медики оказывали необходимую помощь пострадавшим, а войска РХБЗ проводили необходимые исследования и определяли все обстоятельства таких инцидентов. В ходе брифингов командование войск РХБЗ неоднократно упоминали эти события, а также рассказывало о новых эпизодах.

Так, 19 августа 2022 г. против наших бойцов было использовано химическое вещество, представляющее собой аналог известного боевого агента BZ. Последний входит в Список 2 Организации по запрещению химоружия и является отравляющим веществом с возможным невоенным применением. На его производство и применение накладываются соответствующие ограничения.

В феврале 2023 г. были зафиксированы два случая атаки наших войск с использованием синильной кислоты. Отравляющее вещество доставили к российским позициям при помощи беспилотника. В апреле имели место два случая сброса боеприпасов с раздражающим веществом «Терен-6».
 


Примеры применения химического оружия

15 июня 2023 г. в районе н.п. Работино при помощи БПЛА на наших солдат сбросили емкость со смесью хлорацетофенона с хлорпикрином. В августе на том же участке фронта зафиксировано еще два таких инцидента. Хлорацетофенон (CN) является раздражающим веществом и разрешен для использования при подавлении беспорядков. Хлорпикрин (PS), в свою очередь, запрещен действующей Конвенцией.

28 декабря на Краснолиманском направлении украинские БПЛА сбросили гранаты с веществом CS. Формально это химикат для борьбы с беспорядками, но при высоких концентрациях он представляет большую опасность для здоровья и жизни человека.

28 января 2024 г. в г. Мелитополь в схроне, оставленном противником, обнаружили емкости с надписью «Биоспорин» на украинском языке. Внутри оказался аналог BZ, использовавшийся в августе 2022-го.

31 января 2024 г. противник атаковал российские позиции с применением неизвестного химиката, вызвавшего ожоги верхних дыхательных путей, тошноту и рвоту. Агент был распознан как антрахинон – токсичное вещество, используемое в медицине и в сельском хозяйстве. При этом в ЕС антрахинон запрещен к применению в связи с высокой опасностью для человека.
 

Попытки диверсий

Киевский режим также предпринимает попытки диверсионного использования отравляющих веществ. Уже известно о нескольких покушениях с их применением, и ведется расследование других подозрительных случаев. Кроме того, вскрыты планы по созданию крупных зараженных зон на пути российской армии.

9 августа 2022 г. с признаками отравления был госпитализирован глава администрации Херсонской области Владимир Сальдо. Анализы показали попытку отравления рицином. Этот токсин входит в Список 1 Организации по ЗХО, предусматривающий наиболее жесткие ограничения.

5 декабря 2023 г. отправление получил глава администрации Луганской народной республики Леонид Пасечник. Его пытались убить фенольными соединениями, но покушение сорвалось. Также в брифингах от руководства войск РХБЗ упоминаются другие случаи подозрительных отравлений должностных лиц, которые сейчас изучаются специалистами.

Наша разведка узнала, что Киев вместе с Вашингтоном разрабатывает стратегию «химического пояса». Она предусматривает подрыв емкостей с аммиаком и синильной кислотой на путях наступления российской армии. Осенью прошлого года с этой целью в Краматорск и Купянск доставили необходимые агенты. Вероятно, подготовка к созданию «пояса» продолжается.
 

Международный уровень

Различные особенности химических атак, проведенных украинскими формированиями, указывает на иностранное участие в их подготовке. Кроме того, зарубежные партнеры-покровители участвуют в сокрытии этих инцидентов и мешают проведению объективного расследования.
 


Инфографика по действиям США в области химического оружия

В ряде случаев агенты поступили на Украину из-за рубежа. Так, вещество BZ, насколько известно, производится только в США. Некоторые газовые гранаты, примененные противником, были поставлены американской стороной в серийном виде. При этом действующая Конвенция запрещает продажу, передачу и т.д. отравляющих веществ, химических боеприпасов и т.д.

Кроме того, из-за рубежа Украина получает различные средства защиты и медикаменты, предназначенные для применения в условиях химического заражения и для спасения пострадавших. В частности, поставляются или запрошены для будущих поставок антидоты от фосфорорганических веществ, иприта, люизита и производных синильной кислоты.

Примечательно, что в сфере химического оружия киевскому режиму помогают именно США. Эта страна только в прошлом году завершила процесс утилизации своих запасов отравляющих веществ; ранее сроки завершения таких работ неоднократно переносились по разным причинам. При этом на соответствующих объектах остались токсичные продукты переработки, производственные линии и т.д.

Минобороны России тщательно задокументировало известные случаи применения химических агентов и передало все документы на эту тему Техническому секретариату ОЗХО. Последнее обращение такого рода имело место четыре месяца назад, но российская сторона до сих пор не получила от контролирующей организации никакого ответа. При этом за время рассмотрения российских документов киевский режим успел провести новые химические атаки.
 

Нежелательные последствия

К настоящему времени сложилась крайне неприятная ситуация. При прямом содействии иностранных покровителей, киевский режим применяет против вооруженных сил России химическое оружие разных типов и классов. Такая практика связана с прямым нарушением действующих международных соглашений и ограничений, а также может иметь самые серьезные нежелательные последствия.

Негативные эффекты и последствия непосредственно на поле боя хорошо известны и понятны. Химическое оружие имеет неизбирательное действие и не отличается гуманностью. Именно по этой причине появилась Конвенция о его запрещении и начались соответствующие процессы разоружения. Теперь же киевский режим применяет негуманное и неизбирательное оружие и не считает это недопустимым, что многое говорит о нем.

Ситуацию дополнительно ухудшает фактическое отсутствие международного контроля. ОЗХО, призванная следить за возможными случаями использования отравляющих химикатов, фактически самоустранилась. Документы от российских войск РХБЗ попросту игнорируются, и на действия украинской стороны закрывают глаза. Такой подход к делу может иметь самые серьезные последствия, причем не только на Украине.

Дело в том, что Украина – при попустительстве и содействии США – отказывается от выполнения своих обязательств в рамках Конвенции, формально оставаясь ее участником. Это может быть негативным примером для других стран, располагающих химическим оружием и имеющих свои взгляды на политическую ситуацию в своих регионах. Кто и как возьмет пример с киевского режима и его покровителей, большой вопрос.

Таким образом, можно наблюдать разрушение еще одного важнейшего международного соглашения по контролю за вооружениями. Вашингтон преследует свои актуальные цели и, похоже, не беспокоится об отдаленных последствиях. Все это не сулит ничего хорошего, и международному сообществу следует срочно принимать меры. Конечно, если оно заинтересовано в сохранении прежнего порядка в сфере химического оружия.

Рябов Кирилл