Новости

Влажные мечты японских властей о Курилах

Соглашаясь на частичную сдачу Россией «северных территорий», Абэ руководствовался личными амбициями

Выражение «влажные мечты» (лат. infectum somnium) как нельзя лучше подходит к определению вновь заявленных официальным Токио безосновательных притязаний на российские суверенные территории Курильских островов. Ибо этому выражению дана следующая дефиниция — ситуация, представляемая индивидом или группой, не соответствующая реальности, но выражающая их скрытые желания, часто неосуществимые.

О граничащей с настырностью настойчивости японцев автору этих строк уже доводилось писать. На днях генеральный секретарь Кабинета министров Японии Хирокадзу Мацуно, несмотря на то что МИД РФ официально заявил о выходе из переговоров о заключении с Токио потерявшего всякий смысл «мирного договора», заявил о намерении своего правительства продолжать такие переговоры. При этом отброшены принятые во времена обхаживания российского руководства бывшим премьер-министром Синдзо Абэ обтекаемые формулировки о якобы существующем «территориальном споре» и насущной необходимости его решить для всемерного развития двусторонних отношений, в первую очередь экономических, к чему Москва, на наш взгляд, излишне настойчиво стремилась. Нынешняя японская администрация никаких экивоков и эвфемизмов не признает и формулирует свою позицию и требования предельно четко. Мацуно объявляет: «Северные территории – это острова, на которые распространяется суверенитет нашей страны, исконная территория нашей страны. В позиции правительства Японии изменений нет».

В нашей стране под воздействием СМИ принято считать, что под придуманным японским МИД «термином» «северные территории Японии» в Токио понимают лишь острова Кунашир, Итуруп и Малая Курильская гряда – остров Шикотан и острова Плоские, Хабомаи по-японски. Менее известно, что в Стране восходящего солнца существует и расширительное понимание лозунга о «возвращении северных территорий». А именно речь идет о реваншистском требовании «вернуть» Японии все Курильские острова вплоть до Камчатки и южную половину русского острова Сахалин, которую в Японии вопреки реалиям настойчиво продолжают именовать «губернаторством Карафто». Так до августа 1945 года называлась отторгнутая в 1905 году от Российской империи часть Сахалина.

На бортах пропагандистских машин, осаждающих почти ежедневно посольство РФ в Токио многочисленных в Японии ультраправых профашистских организаций крупными белыми иероглифами начертано: «Верни все Тисима (Курильские острова) и Карафуто!» Это «требование» японские ультра истошными голосами через мощнейшие громкоговорители выплескивают на улицы японских городов. Хотя полицейские вынуждены во избежание эксцессов, которых было немало, перегораживать доступ японских наци к посольству и другим российским учреждениям, власти, ссылаясь на «свободу волеизъявления», никак не преследуют эту чреватую различного рода опасностями злобную хулиганскую деятельность фашиствующих молодчиков.

Но вернемся к заявлению генерального секретаря Мацуно. На сей раз он не стал, что называется, «наводить тень на плетень», разглагольствуя о важности заключения «мирного договора» для мира, дружбы и всестороннего сотрудничества между Японией и Россией, а прямо заявил то, что автор этих строк и его коллеги давно разъясняют. А именно, что японцам вовсе не нужен никакой «мирный договор» с русскими, а нужно лишь через такой договор оформить переход российских территорий в состав японского государства.   

«Предметом переговоров о мирном договоре является территориальная принадлежность четырех островов – это последовательная позиция нашей страны», – сказал Мацуно в ответ на вопрос журналиста о позиции Токио в связи с пятилетием встречи Президента России Владимира Путина и занимавшего тогда пост премьера Японии Синдзо Абэ в Сингапуре. 

О том, что произошло в ноябре 2018 года на переговорах В. Путина с С. Абэ в Сингапуре, писал не раз, причем с изложением почерпнутых из японских источников подробностями. В материале, подготовленном корреспондентом РИА «Новости», утверждается: «На той встрече была достигнута договоренность ускорить переговорный процесс по мирному договору на основе Совместной декларации 1956 года, которая оговаривает передачу Японии островов Хабомаи (Плоские. – А.К.) и Шикотан». Приводятся слова Мацуно по этому поводу: «По договоренностям, достигнутым в Сингапуре, как и по другим, более ранним соглашениям, мы вели упорные переговоры на основе курса по проблеме северных территорий на решение территориальной проблемы и заключение мирного договора с учетом достигнутых между двумя странами соглашений и документов. Из-за нападения России на Украину сейчас не та ситуация, когда можно было бы говорить что-то конкретное по переговорам о мирном договоре, но правительство продолжает придерживаться позиции о решении проблемы северных территорий и заключении мирного договора».

В корреспонденции из Токио также сообщается, что в книге воспоминаний Абэ, опубликованной в феврале этого года, прямо содержится отрывок, указывающий на готовность Японии к уступкам. Поясняется, что лидерами двух стран в Сингапуре осенью 2018 года была достигнута договоренность о том, что дальнейшие переговоры будут исходить из Советско-японской совместной декларации 1956 года.

«В ноябре 2018 года было решено в основу переговоров положить Совместную советско-японскую декларацию 1956 года, в которой прописан возврат Хабомаи и Шикотана. Если сказать об этом, что "Абэ пошёл на уступки", то возможно, это и так. Но, однако, в зависимости от точки зрения это был всего лишь возврат к позиции премьер-министра Итиро Хатоямы 1956 года, можно сказать и так», – написал Абэ в мемуарах, которые вышли в свет в феврале 2023 года, через семь месяцев после его убийства. Они были записаны группой журналистов в форме интервью с октября 2020 по октябрь 2021 года и содержат расшифровку 36 часов записи, сообщает РИА «Новости».

Автор этих строк при посещении Японии стремился выяснить у компетентных японских политиков и политологов, действительно ли Абэ в Сингапуре пошел на уступки и согласился с ранее высказываемой Путиным позицией о том, что «территориальный вопрос» можно и надо решить на условиях «хрущевского компромисса». И означало ли сказанное Абэ то, что Япония отказывалась от требования «вернуть» все южнокурильские острова.

Практически все мои японские собеседники осуждали занятую Абэ позицию, обвиняя его в том, что он во что бы то ни стало «хочет оставить свое имя в учебниках истории» как политик, хотя бы частично разрешивший «территориальную проблему». При этом высказывалось единодушное мнение о том, что из этой затеи ничего хорошего не выйдет, ибо японский парламент, причем не только оппозиция, но и депутаты от правящей коалиции не ратифицируют «мирный договор» на таких условиях. Один из собеседников, занимавший весьма высокое положение во властных структурах, даже воскликнул: «За что же мы тогда боролись десятилетиями? Вернуть только Шикотан и Хабомаи мы могли еще при Хрущёве». На мое замечание о том, что этого не допустили бы американцы, не заинтересованные в окончательном японо-советском урегулировании, был дан ответ: «Конечно, мы зависели тогда от США, но можно было использовать заинтересованность японских рыбаков в получении богатых рыбой и морепродуктов морских угодий и подписать договор на предложенных СССР условиях».

А известный в стране политолог и специалист по японо-российским отношениям так интерпретировал занятую в Сингапуре позицию Абэ: «Согласившись с предложением Путина ограничиться Шикотаном и Хабомаи, Абэ, видимо, рассчитывал на ответный жест доброй воли Путина в виде согласия в какой-то форме все же учесть в тексте договора позицию Японии и по Кунаширу, и Итурупу на будущее». Но он тоже был согласен с тем, что для Абэ было важно хоть как-то удовлетворить свои амбиции по принципу: «Я вернул вам два острова, остальные добивайтесь уже без меня».

В заключение вновь выскажусь за то, чтобы наконец-то лишить японское правительство иллюзий и фантазий по поводу наших Курил. Для этого следует сделать официальное заявление российского правительства о том, что в российско-японских отношениях нет каких-либо «территориальных проблем» и все вопросы послевоенного территориального размежевания давно разрешены на основе международных документов, среди которых есть и подписанные японским правительством.

АНАТОЛИЙ КОШКИН