Новости

«Юра, мы приехали»: нужен ли России новый «Буран»

«Юра, мы приехали»

Советский Союз многие называют страной догоняющего развития. Дескать, и первую межконтинентальную ракету Королев срисовал с немецкой «Фау-2», и стратегический бомбардировщик Ту-4 собрали методом обратного инжиниринга с американского В-29. В этом есть зерно истины, но достаточно примеров, когда советские инженеры буквально переворачивали мир с ног на голову. Космос и ядерная энергия здесь, безусловно, на первом месте.

Финальным аккордом технологического превосходства стал первый и единственный в истории орбитальный полет многоразового космического «Буран». Напомним, что американцы отправили на орбиту свой Space Shuttle гораздо раньше – 12 апреля 1981 года. Вплоть до последнего полета в 8 июля 2011 года все миссии космолетов были пилотируемые.

Советский Союз к концу восьмидесятых годов уже серьезно отставал в вычислительной технике, тем более удивительно выглядит успех полностью автоматического «Бурана». А ведь это были аналоговые, едва ли не ламповые системы. Американцы изначально не рассматривали возможность беспилотного полета, но при этом не предусмотрели даже возможность аварийного покидания Space Shuttle. В Советском Союзе был и беспилотный режим, и катапульты для всего экипажа.

«Буран» был совершеннее американского изделия и во всем остальном. На борт брал 30 тонн против 25 у заокеанского аналога. Расчетное время работы на орбите у советского космоплана составляло 30 суток, у американского челнока – 20 суток. Двигатели «Бурана» позволяли ему маневрировать на посадочной глиссаде и на орбите. У Space Shuttle ракетные ускорители работали только в момент запуска. И подобных примеров можно приводить достаточно. Все-таки у советских инженеров была немаленькая фора в разработке проекта – технологические возможности 1981 и 1988 годов различались.
 

Говоря всерьез, праздновать 35-летие первого полета отечественного челнока следует тихо и скромно.

Во-первых, сохранить космоплан в целости не удалось – его раздавили элементы рухнувшего монтажно-испытательного корпуса на «Байконуре» в 2002 году. Очень показательна надпись на фюзеляже, появившаяся незадолго до гибели «Бурана»:
 

«Юра, мы приехали».

Во-вторых, в космической программе России так и не появилась программа постройки многоразовых транспортных космических системы. «Буран» погиб зря, не оставив после себя наследников. Справедливости ради сама концепция возвращаемого космоплана оказалась тупиковой. В таком формате, как «Буран» и Space Shuttle – совершенно точно. Оба проекта выкачивали из бюджета огромные средства, не позволяя вкладываться в действительно эффективные решения.
 

Space Shuttle в Соединенных Штатах затормозил программу разработки ракетных двигателей – в итоге они не смогли даже приблизиться к уровню РД-180. Закупки двигателей американцы прекратили лишь в 2021 году, но до сих пор изделия вне санкций. Если что, обратятся к «Роскосмосу».

Рациональное мышление подсказывает, что избавление от программы «Энергия»-«Буран» сэкономила стране уйму денег. Даже если бы Союз не развалился, космические челноки стали бы непосильной ношей для государственного бюджета.

Расхожая легенда о некой «сумме технологии», появившейся в результате постройки космолета, не выдерживает никакой критики. По словам ведущего научного сотрудника Института космических исследований РАН Натана Эйсмонта, широко разрекламированные теплозащитные плитки «Бурана» оказались малоприменимы в дальнейшей практике. Одноразовые облицовочные элементы термозащиты оказались дешевле.

Единственным реальным профитом программы стали ракетные двигатели РД-170 для сверхтяжелой «Энергии». Этот инженерный шедевр до сих пор не превзойден.

Фактически у программы «Буран» был только один рациональный повод для появления – американцы в 80-е годы серьезно опережали Советский Союзе в секторе космопланов, и с этим нельзя было мириться.
 

«Буран» второй серии

Несмотря на тупик, в который зашли программы Space Shuttle и «Буран», многоразовые корабли нужны миру. Прежде всего, из-за дешевизны использования. Falcon Heavy Илона Маска предлагает запуск одного килограмма на орбиту всего за полторы тысячи долларов. Space Shuttle за аналогичную услугу просил в 45 раз больше. В современных ценах, разумеется. Российский «Союз» также не конкурент – один килограмм полезной нагрузки обходится в пять тысяч долларов.

В итоге, если надо недорого отправить в космос груз, то без многоразового корабля не обойтись. Мировые космические агентства работают над двумя технологическими ветками челноков.

Первая – это истории SpaceX с мягкой ракетной посадкой разгонных модулей. Технология красива и эффективна, но не лишена компромиссных решений. Отказавшись от парашютной посадки, как от излишне травмирующей конструкцию модулей, инженерам пришлось зарезервировать немало места под топливо для торможения.

Вторая ветка – это космопланы наподобие «Бурана» и Space Shuttle, но в другом типоразмере. Типичный представитель – Dream Chaser, который умеет стыковаться с МКС и приземляться по-самолетному практически на любой аэродром. Все его умения пока в теории. В первый полет космический грузовик намерен отправиться в апреле следующего года. В планах доставка 5,5 тонн груза к МКС и утилизация мусора станции на обратном пути.

Главное преимущество космопланов – нет необходимости резервировать место под топливо, так как машина садится на землю, словно планер. Главное – найти соответствующую по протяженности площадку.
 


Dream Chaser

Но это все лирика. Настоящее беспокойство вызывает программа Х-37В, вероятно, одна из самых засекреченных программ Пентагона. Понимая, что с Земли на орбиту и обратно 20–30-тонные грузы таскать незачем, американцы создали малогабаритный Space Shuttle.

Машина получилась универсальная. В списке задач: скрытый вывод разведывательных спутников, комфортное возвращение высокотехнологичного оборудования с орбиты, а также обслуживание спутниковой группировки. Например, Х-37В позволяет удаленно ремонтировать и заправлять космические аппараты. Это увеличивает срок службы и, разумеется, снижает стоимость эксплуатации спутников.

Еще одна вероятная функция американского челнока – возвращение с орбиты носителей информации, объемы которой заметно превышают возможности радиоканалов связи. Ну и классика – каждый Х-37В может нести до шести ядерных боеголовок. Это повторение истории 80-х годов, когда в Кремле всерьез опасались орбитальных нырков Space Shuttle над Советским Союзом.

Во-первых, это позволяло нанести первый обезоруживающий ядерный удар.

Во-вторых, резко улучшало качество фото- и видеосъемки стратегических объектов.

Х-37В и его старший брат Х-37С потенциально могут проделать подобное с не меньшим успехом.
 


Изделия серии Х-37 – одни из самых угрожающих России комических аппаратов США

Программы разработки многоразовых космических кораблей имеются пока только у американцев и китайцев. В отличие от проектов 30–40-летней давности, эффективность машин не вызывает сомнения. Число стран, вовлеченных в тему, неизбежно будет расти.

В России на данный момент отсутствует программа разработки подобной техники. Безусловно, в отечественном космосе и без этого много белых пятен, например, хроническая нехватка спутников различного класса. Но синхронное появление мини-«Бурана» с программой среднеорбитальных спутников связи «Скиф» позволило бы заметно продлить срок службы и уменьшить стоимость эксплуатации космических аппаратов. Аналоги могли бы обеспечивать ремонт и инспекцию изделий на орбите. И это только одна из десятков задач, которые могут выполнять многоразовые космические аппараты.

Стремительное развитие темы по миру и отставание в ней России грозит потерянными выгодами от коммерческого использования. И самое главное – все возрастающей угрозой национальной безопасности.

Осознавая свое технологическое преимущество в этой сфере, американцы могут подумать, что у них в руках оказалась та самая «серебряная пуля». Это качнет шаткое стратегическое равновесие, которое мир с грехом пополам нашел не так давно.

Евгений Федоров

Тэги: