Новости

Зеленский должен начать переговоры с Путиным — пока не поздно

Зеленскому следует поскорее начать переговоры с Россией, пишет Focus (Германия). Поддержка Запада ослабевает, у Украины почти нет боеприпасов, а НАТО не заинтересована в дальнейшей эскалации конфликта. Время уходит, и больше всех от этого пострадает сам Зеленский, отмечает автор статьи.

Габор Штейнгарт

Весь мир ждет, когда Владимир Зеленский и Владимир Путин сядут за стол переговоров. Ситуация не терпит отлагательств. Относительно замороженный украинский конфликт стремится разрешиться. Времени остается в обрез — особенно для Зеленского.

Вид Владимира Зеленского соответствовал общему положению дел — он выглядел подавленным, когда вчера вечером появился на ток-шоу ARD Карен Миосги. Это был уже не уверенный в себе лидер военного времени — но человек, который лишь хочет произвести впечатление, будто он готов сражаться.

Миосга показала видео, на котором Дональд Трамп вспоминает свой разговор с Зеленским, выступая на телеканале Fox News — разговор двух президентов, в котором американец вполне однозначно сказал украинцу: "Хватит. Вы должны пойти на сделку с нами" (имеется в виду скандал, в ходе которого Трампа обвиняли в оказании давления на Зеленского с целью получить информацию об украинской деятельности Хантера Байдена. — Прим. ИноСМИ).

До сих пор Зеленский не дерзает критиковать Трампа, который якобы отказался оказывать ему военную помощь еще в 2020 году. "Пассивность США, — мрачно говорит Зеленский, — была бы плохим сигналом".

Время поджимает

Он покорно называет Олафа Шольца, который также отказывает ему в системе вооружения, "сильным лидером". Но Зеленский сам, однако, уже далеко не тот сильный человек, что когда-то (а на деле он им никогда и не был). При нем Украина фактически лишилась своего национального суверенитета из-за зависимости от западной военной помощи. Теперь он лишь руководит украинским государством, лишившегося без анестезии почти всей восточной части.

Весь мир ждет, когда Зеленский и Путин встретятся за столом переговоров. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг уже точно описал три этапа этого процесса 12 июня 2022 года в Наантали (Финляндия) на так называемых "Култарантских переговорах":

Этап 1: насыщение Украины оружием, но уже не с целью обеспечения ее победы, а с целью укрепления ее позиции на переговорах: "Вопрос в том, какую позицию займут украинцы, когда будут вести переговоры. Наша задача — сделать эту позицию как можно более сильной и устойчивой. Мы знаем, что существует очень тесная связь между тем, чего можно достичь за столом переговоров, и положением на поле боя".

Этап 2: официальное начало мирных переговоров: "Вопрос в том, какую цену вы готовы заплатить за мир? Сколько территории? Сколько независимости? Сколько суверенитета?".

Этап 3: время уступок, в том числе территориальных. "Вопрос в том, какую цену вы готовы заплатить за мир? Сколько территорий? Сколько независимости? Сколько суверенитета?"

Временной фактор оказывает давление. Замороженный конфликт, в котором ни одна из сторон уже некоторое время не добивается значительных территориальных успехов, стремится к разрешению. Бесценное время уходит, и больше всех от этого пострадает сам Зеленский.

Пять факторов должны убедить его — не сдаваться, но сотрудничать.

1. Поддержка со стороны США не будет вечной

Не только возможная победа Дональда Трампа на выборах, но и сама горячая фаза избирательной кампании не сулит Украине ничего хорошего. Настроения в Америке претерпели изменения. Джо Байден теперь едва ли можно считать хозяином положения — его место заняли сторонники жесткого курса в отношении Украины. Все они из числа республиканцев и готовы поддержать кандидата в президенты Дональда Трампа.

В течение нескольких недель участники прений в Сенате пытались добиться того, чтобы Украине была выделена новая помощь в размере 60 миллиардов долларов в рамках двухпартийного соглашения. Взамен республиканцы потребовали ужесточения мер на южной границе с Мексикой. Но именно этот компромисс сейчас блокируется Дональдом Трампом и Майком Джонсоном — республиканцем и спикером Палаты представителей, и Байдену приходится стоять в стороне и просто наблюдать.

2. Европейская оборонная промышленность не в состоянии обеспечить Украину необходимым количеством боеприпасов.

Европейская оборонная промышленность не верит в долгосрочную поддержку Украины и поэтому не желает наращивать объемы производства боеприпасов. Политики задают только один вопрос: кто будет платить за это увеличение промышленных мощностей? И ответом служит лишь гробовое молчание.

Как результат — у Украины почти не осталось боеприпасов. По данным украинских военных, на некоторых участках фронта количество произведенных выстрелов по сравнению с летними месяцами сократилось на 90%.

3. Канцлер Шольц и его министр обороны занимают позицию самозащиты и четко определили демаркационную линию.

Никаких "сапог на земле" и никакого участия Германии в конфликте не будет, в очередной раз заявил Писториус в недавнем интервью военному репортеру газеты Bild Паулю Ронцхаймеру.

Он дал понять: склады и арсеналы бундесвера — несмотря на всю душевную и мысленную солидарность Берлина — не должны более разграбляться. Он сказал: "Мы уже и так далеко зашли. Но всему есть предел, потому что в противном случае, если мы будем продолжать, у нас закончатся средства для самозащиты в чрезвычайных ситуациях".

Причина этих заявлений в том, что Писториус и Шольц рискуют создать брешь в системе обороны Германии, если они предоставят все, что требует Киев. По словам Писториуса, это открыло бы окно возможностей, в пределах которого Германия оказалась бы вовсе "беззащитной".

4. Европа очевидно не готова (физически) взять на себя обязательства, которые оставила Америка

Согласно последним данным, Германия является самым важным сторонником Украины, поставляя оружия на 18 миллиардов долларов после США (46 миллиардов). Однако разрыв между Германией и США слишком велик, чтобы компенсировать возможную потерю поддержки со стороны США в одиночку.

Кристиан Мёллинг, заместитель директора исследовательского института Германского совета по международным отношениям (DGAP) и руководитель Центра безопасности и обороны, также возлагает ответственность на Европу: "Совершенно очевидно, что если европейцы не займут место Америки и не закроют собой образовавшуюся брешь, то никто другой этого не сделает. И в этом случае те инвестиции, которые мы делаем в Украину по сей день, также потеряют всякий смысл".

5. НАТО сама не заинтересована в дальнейшей эскалации

Столтенберг уже объяснял это в июне 2022 года на "Култарантских переговорах" в Финляндии и с тех пор не изменил свою позицию по данному вопросу.

"Киев просил о создании бесполетной зоны, мы отказались. Мы должны начать с создания гуманитарного коридора. Мы сказали „нет“. Обсуждался вопрос об укреплении военно-морского коридора со стороны НАТО для транспортировки продовольствия. Мы снова сказали „нет“. Это непросто для Украины, потому что это связано с серьезным расходами. Но причина, по которой мы не вторгаемся в Украину с войсками НАТО, такова: мы хотим предотвратить эскалацию".

Вывод: Зеленский, даже если оставить в стороне очевидную усталость украинского народа от конфликта, имеет весомые причины первым сесть за пока что еще свободный стол переговоров. Даже если Владимир Путин не ждет его там, он обязан сам инициировать начало процесса мирного урегулирования — пока не стало слишком поздно. Предложение о переговорах назрело. Не война, а мир, как сказал однажды Иммануил Кант, — это "шедевр разума".

источник